Как кошки спасли блокадный Ленинград

Сегодня даже представить себе трудно, как жители Ленинграда смогли пережить страшные 872 дня блокады – с 8 сентября 1941-го по 27 января 1944 года. Постоянные бомбежки и артобстрелы, громадные очереди за крошечными пайками хлеба, холод, трупы людей на улицах, походы за водой на замерзшую Неву в лютый мороз. Уже на второй день осады, 9 сентября 41-го, немецкая авиация точным ударом по Бадаевским складам уничтожила основную часть продуктов, обрекая жителей на мучительную смерть.

«Съели жареную кошку. Очень вкусно»

Эта первая зима в осажденном городе была особенно тяжелой. Ленинградцы переловили и съели всех уток в парках и голубей на улицах, бродячих, а затем и домашних собак и кошек, ели даже крыс и мышей. Люди пытались выжить…
Вот как вспоминала об этом времени блокадница Ирина Корженевская: «Внизу, в квартире под нами, упорно борются за жизнь четыре женщины. До сих пор жив и их кот, которого они вытаскивали спасать в каждую тревогу. На днях к ним зашел знакомый студент. Увидел кота и умолял отдать его ему. Еле-еле от него отвязались. И глаза у него загорелись. Бедные женщины даже испугались. Теперь обеспокоены тем, что он украдет их кота. О, любящее женское сердце! Вот единственный экземпляр на моем радиусе. Все остальные давно съедены».
«3 декабря 1941 года. Съели жареную кошку, – пишет в своем дневнике десятилетний мальчик Валера Сухов. – Очень вкусно».

Враг организованный, умный и жестокий…

К началу 1942 года кошек в Ленинграде практически не осталось. И люди столкнулись с новой страшной бедой – крысами.
Это была еще одна настоящая война – не на жизнь, а на смерть. У крыс в городах нет естественных врагов помимо кошек. А пищи – в отличие от людей – было предостаточно: на улицах лежали трупы.
Крысы, почуявшие себя хозяевами города, начали безудержно плодиться и пожирать все, что только можно было найти. Они нападали на детей и стариков во сне, уничтожали зерно на мельнице, где мололи муку для хлеба всему городу, губили полотна великих художников в Эрмитаже. Грызунов расплодилось так много, что порой они останавливали движение транспорта. Был случай, когда из-за расположившейся на путях стаи с рельсов сошел трамвай. Из-за полчищ крыс в городе возникла угроза эпидемий.
Конечно, ленинградцы защищались как могли. Были созданы специальные бригады по борьбе с грызунами. Но…
Блокадница Кира Логинова записала в своем дневнике: «Тьма крыс длинными шеренгами во главе со своими вожаками двигалась по Шлиссельбургскому тракту (ныне проспекту Обуховской обороны) прямо к мельнице, где мололи муку для всего города. В крыс стреляли, их пытались давить танками, но ничего не получалось: они забирались на танки и благополучно ехали на них дальше. Это был враг организованный, умный и жестокий…»

Четыре вагона дымчатых пушистиков

Выход был найден. Почти сразу же после прорыва кольца блокады в апреле 1943 года вышло постановление за подписью председателя Ленсовета о необходимости «выписать из Ярославской области и доставить в Ленинград четыре вагона дымчатых кошек» (дымчатые считались лучшими крысоловами). Выбор пал на наш город и из-за относительно близкого расстояния, и потому, что Ярославль в войну стал побратимом Ленинграда: за время блокады Ярославская область приняла почти треть эвакуированных ленинградцев – около 600 тысяч человек, 140 тысяч из которых – дети.

Ярославцы заказ выполнили быстро: наловили серых кошек, и под усиленной охраной – чтобы не разворовали – эшелон с «мяукающей дивизией» отправился в Ленинград, где его с нетерпением ждали.
Как вспоминает блокадница Антонина Александровна Карпова, «весть о том, что сегодня в город доставят кошек, мгновенно облетела всех. Люди огромными толпами собрались на вокзале, возникла ужасная давка. Многие на перрон пришли целыми группами (в основном это были семьи или соседи) и пытались рассредоточиться по всей его длине. Рассчитывали на то, что хотя бы одному из группы удастся взять кошку. И вот пришел состав.
Удивительно: четыре вагона кошек разошлись по рукам буквально за полчаса! Зато какие счастливые шли ленинградцы домой. Казалось, это приехали не обычные кошки, а бойцы нашей Красной Армии. Некое могучее подкрепление. И даже в тот день казалось, что Победа уже близка…»
Кошки стали для истощенного блокадой города не только спасением от крыс, но и символом возвращения к нормальной жизни.
«В апреле у кинотеатра «Баррикада» собралась огромная толпа людей. Не ради фильма. Просто в кинотеатре на подоконнике лежала, греясь на солнышке, полосатая кошка с тремя котятами. Увидев ее, я поняла, что мы выжили», – рассказывает в соцсетях жительница Ленинграда, которой тогда было всего 12 лет.
Однако ярославских кошек хватило не всем. Да еще животные часто погибали, укушенные больными крысами, а иногда грызуны набрасывались стаей и загрызали кошку. Пережившие блокаду люди готовы были отдать за пушистых спасителей последнее, что имели. Кошек и котят продавали на рынке по баснословной цене – 500 рублей, это стоимость десяти буханок хлеба.
«За кошку отдавали самое дорогое, что у нас было, – хлеб. Я сама оставляла понемногу от своей пайки, чтобы потом отдать этот хлеб за котенка женщине, у которой окотилась кошка», – вспоминала блокадница Зоя Корнильева.
Чуть позже в город прибыл еще один эшелон с кошками из Сибири. И вопрос с крысами был окончательно решен.

Памятники кошкам

Неудивительно, что кошки пользуются особым уважением и любовью в Северной столице. В 2000 году на углу дома № 8 на Малой Садовой установили монумент пушистому спасителю – бронзовую фигуру кота, которого петербуржцы сразу же окрестили Елисеем. Через несколько месяцев напротив него появилась кошка Василиса, «гуляющая» по карнизу дома № 3. Еще один памятник поставили в Выборгском районе Санкт-Петербурга, во дворе дома № 4 по улице Композиторов. Здесь расположена небольшая фигурка кошки, греющейся под торшером.

Была такая история, рассказал один товарищ. Его знакомая в скорой работала, ночь была обычная, ничего не предвещающая, как вдруг срочный вызов. В общем, следующая картина.

Одна семейка новоришей. У них должно быть все. Вот они, как и все их друзья, завели собаку. Решили, чтобы не выделяться, самую дорогую купить. Купили англицкого бульдога. Сами, наверно, видели, в общем, большой кобель. Жил он у них, все было нормально. А в семье была дочка, лет 13-14. И любила она играть с собачкой. В общем, то ли она фильм какой посмотрела, то ли просто зоофилизмом заболела, решила с собачкой сексом заняться.

Как она его возбудила, хрен знает, как вставила себе, тоже непонятно. Значит, кобель имеет “девочку” и когда кончать начал, то ли укусил ее, то ли залаял громко, короче у нее все сжалось. Пес обалдел от такого поворота событий, девчонка шевельнуться боится, мало ли, укусит еще.

В это время приходят родители из театра, или еще откуда. Видят картину маслом. Отец пса застрелить захотел, мать, сохраняя спокойствие, позвонила в скорую. А теперь самый прикол истории. Входят врачи, а у собаки охранный инстинкт заработал, пес лаять начал, дергаться.

Тут один санитар выдаёт:

— Вы бы намордник на зятька надели, а то покусает всех.

Отца еле от шутника оттащили, думали убьёт.

Судьба каждого человека неповторима. Можно ли изменить свою судьбу или она предопределена?Программа Бориса Корчевникова предлагает зрителю уникальные портретные интервью с героями программы.

Борис Корчевников умеет «разговорить» любого гостя. Герои программы «Судьба человека» – не только известные артисты и политики, но и простые люди в непростых обстоятельствах. Каждый гость один на один с ведущим откровенно и искренне обсуждает самые сокровенные вопросы, самые запретные темы.

Почему однажды было принято решение, перевернувшее всю жизнь? Какие факты биографии до сих пор были скрыты от публики, какие эмоции пришлось пережить на главных поворотах судьбы – в этой студии не скрывают ничего. Здесь нет запретных тем, а любые пикантные факты получают комментарии «из первых уст».

Лауреат премии «ТЭФИ» в номинации «Лучшее дневное ток-шоу» (2019).

В гостях у Бориса Корчевникова побывали Владимир Соловьев, Мария Аронова, Никита Михалков, Владимир Меньшов, Маша Распутина, Костя Цзю, Карен Шахназаров, Ирина Скобцева, Алла Демидова, Роман Карцев, Анна Ковальчук, Владимир Жириновский, Татьяна Буланова, Елена Яковлева, Тамара Гвердцители, Юрий Антонов, Геннадий Хазанов, Михаил Боярский, Денис Мацуев, Родион Нахапетов, Николай Цискаридзе, Наталья Белохвостикова, Юрий Соломин, Лев Лещенко, Татьяна Тарасова, Владимир Винокур, Ирина Безрукова, Валерия, Ирина Хакамада, Юлия Ауг, Александр Розенбаум и многие другие знаменитые артисты, музыканты и спортсмены.

Самым страшным испытанием для блокадного Ленинграда стала зима 1941-1942 годов. В городе практически не осталось запасов продовольствия и топлива. Единственным путём снабжения оставалось Ладожское озеро, но возможности его были очень ограниченными, и уже к 20 ноября выдачи хлеба были сокращены до минимума. Фронтовики получали по 500 граммов хлеба, рабочие – по 250 граммов, остальные категории граждан – по 125 граммов. В городе начался массовый голод, который сопровождался крайне суровыми морозами.

Вымирает всё живое

В ту зиму голодные горожане съели практически всё. Сначала с улиц города исчезли бродячие животные, а чуть позже пришла очередь и домашних. Уже весной 1942 года в Ленинграде не осталось кошек. Были выловлены голуби и вороны. Мальчишки охотились на птиц в скверах и ловили мелкую рыбёшку в каналах и Неве.

В дневниках блокадников упоминается история лишь про кота Максима. Хозяйка кота вспоминала, что их дядя постоянно требовал отдать животину на съедение, но они домашнего любимца отстояли. Так, по всей видимости, на весь Ленинград остался один кот, который проживал в семье Володиных. Кот Максим пережил блокаду и умер только в 1957 году, прожив почти 20 лет. После войны в семью Володиных ходили на экскурсии посмотреть на кота-легенду.

Кот Елисей — памятник в Санкт-Петербурге. Источник: https://www.pinterest.se/

Блокадники рассказывали ещё про кота Ваську, который жил на зенитной батарее под Ленинградом. Этого отощавшего кота привёз старшина расчёта. Под бомбёжками у него выработалось особое чутьё. По легенде, задолго до налёта немецкой авиации Васька предупреждал о нём, и даже направление атаки, при этом советская авиация отрицательных эмоций у него не вызывала. Кот был поставлен на довольствие, а специальный солдат докладывал командованию о поведении хвостатого предсказателя.

Война с грызунами

Как известно, беда не приходит одна. Отсутствие кошек привело к тому, что у ленинградцев появился ещё один враг. Началось нашествие крыс. Очевидцы вспоминали, что грызуны передвигались по городу большими колоннами. Когда они пересекали дороги, даже трамваи останавливались. Этот враг был организованный, умный и очень жестокий… Все виды оружия и даже огонь пожарищ не смогли уничтожить эту «пятую колонну». Крысы заполонили всё и вели себя агрессивно: мешали движению трамваев, нападали на людей, уничтожали последние запасы еды и даже покушались на музеи и дворцы.

Примечательное решение было принято Ленсоветом после снятия блокады: «выписать из Ярославской области и доставить в Ленинград дымчатых кошек». Ярославцы с энтузиазмом помогли – выполнили стратегический заказ и обеспечили необходимое количество пушистого контингента. Именно эти кошки считались в то время лучшими крысоловами. В город на Неве прибыло четыре вагона истребителей крыс, часть которых была выпущена тут же на вокзале, а часть – раздали жителям.

Ещё одна кошачья партия вскоре приехала из Сибири. Животных собирали жители Омска, Иркутска, Тюмени. Многие усатые «спецназовцы» отправились на службу в Эрмитаж и другие музеи. 5000 котов с честью справились с поставленной задачей – очистили город от грызунов, чем спасли людей от эпидемий.

Российское военно-историческое общество продолжает цикл публикаций к 75-летию снятия блокады с Ленинграда. С нашими публикациями вы можете познакомиться на портале «История РФ».