Недостача в магазине что делать продавцу

Тысяча и один способ обокрасть владельца розничной сети

На одной из наших прошлогодних бизнес-встреч владельцы бизнесов бурно обсуждали проблему борьбы с хищениями, обострившуюся на фоне экономического неблагополучия в ряде отраслей. В продолжение темы мы публикуем интервью с руководителем Контрольно-ревизионного подразделения одной из федеральных розничных сетей. Ввиду деликатности вопроса, имя и место работы нашего собеседника мы решили не обнародовать.

Расскажите, пожалуйста, о способах хищений, с которыми по роду своей деятельности вы сталкивались в розничных сетях.

Чего не любят сотрудники магазина — продавцы, менеджеры, кладовщики? Плановых инвентаризаций! Проводить инвентаризацию приезжают либо сотрудники КРО, либо нанятые для этого сторонние организации. И начинают методично сверять то, что есть в наличии, с тем, что числится в учетной базе.

Инвентаризация — крайне неприятная вещь для сотрудника, который точно знает: часть товаров украдена, или потерялась, или безнадежно испорчена. И есть множество уловок, используя которые продавец или кладовщик могут повлиять на результат инвентаризации, сдвинув его в благоприятную сторону. Например, можно просто не ввести учетную систему последний приход товара. Вы знаете, что сегодня начнется инвентаризация. Пришла поставка — вы должны оприходовать ее в учетной системе. А вы этого не делаете. И тогда все, что вы не оприходуете, будет выявлено инвентаризаторами как излишек, и перекроет недостачу.

А приходую я этот товар на следующий день? Ну да, когда результаты инвентаризации подписаны и проверяющие уехали.

С одним способом обмануть инвентаризаторов мы познакомились… Есть еще более простой способ: материально-ответственные лица не сообщают о полученных при приемке от поставщика излишках товара, которые отсутствуют в сопроводительных документах. Далее этот «лишний» неучтенный товар может быть либо унесен домой, либо посчитан при проведении инвентаризации взамен имеющейся недостачи.

Почему эти хитрости проходят незамеченными? Ведь исчезают одни товары, а неоприходованные «излишки» образуются, как правило, из совсем других?

К сожалению, владельцев и руководство часть интересует только сумма итоговой недостачи в деньгах. И способ расчета итога инвентаризации один: сальдирование суммы недостачи товара и суммы излишков. Например, по итогам инвентаризации выявлена недостача на 100 000 рублей и выявлены излишки товара на 70 000 рублей. Соответственно итог инвентаризации, за который будет нести ответственность персонал, если она предусмотрена, — минус 30 000 рублей.

Расскажу еще один способ. Я сотрудник магазина, и я знаю, что в такой-то день у меня пройдет плановая инвентаризация. И к этому дню мне нужно, чтобы фактическое наличие товара в магазине было не меньше, чем числится в учетной системе. Что я для этого сделаю? Числится у меня, скажем, 10 костюмов, которых нет в магазине. Я оформляю в учете перемещение этих несуществующих костюмов в другой магазин сети. В результате на момент проведения инвентаризации остаток товара в учете будет равен 0, и никакой недостачи 10 костюмов никто не выявит. А когда проверяющие уедут, я сделаю перемещение по учетной системе уже в обратную сторону.

Наверное, чтобы играть в такой виртуальный волейбол, нужна дружная, сыгранная команда из разных магазинов?

Да, сплоченность коллективов разных магазинов и «взаимопомощь» в рознице — дело привычное. В компаниях, где недостаточен контроль за движением ценностей, персоналу не обязательно выполнять ключевые показатели продаж. Легче реализовать товар мимо кассы и получить всю стоимость данного товара, чем ее небольшой % от честной продажи

Есть компании с очень эффективной системой контроля, готовые вкладывать в это серьезные деньги. Мне посчастливилось работать в таких компаниях. Генеральный директор прямо заявлял: «Приоритет безопасности продаж и приоритет объемов продаж — 50 на 50! Я не хочу платить деньги ворам, я лучше буду платить тем, кто предотвращает кражи!» А есть компании, у которых контроль за ТМЦ, мягко говоря, отсутствует. И инвентаризацию проводят поверхностно. Обычно привлекают для этого сторонние организации, сотрудников которых легко обмануть. Если выявится большой минус товара, персонал начнет доказывать, что инвентаризацию провели некачественно и много товара просто не посчитали. При этом претензии по точности подсчетов часто бывают справедливыми. Ну, а если по результатам инвентаризации в денежном итоге все «сошлось», никто и не будет разбираться в достоверности данного итога.

Давайте продолжим нашу инвентаризацию арсенала мошеннических ходов.

Давайте. Допустим, есть рубашка за 5000 рублей, и есть за 1000 рублей. Персонал обнаружил пропажу рубашки за 5000 рублей. Что и как нужно сделать, чтобы пропавший товар посчитали при инвентаризации? Нужно этикетку с исчезнувшего дорогого товара — обычно это ценник либо бирка — наклеить на дешевый товар. Пусть даже только на время проведения инвентаризации. Инвентаризация ведь как происходит? Приезжают люди и начинают считывать сканером, либо сверять с распечатанными остатками весь товар по этикеткам либо ценникам. Соответственно рубашка стоимостью 1000 рублей будет отмечена как имеющая стоимость 5000 рублей. И по результатам инвентаризации будет выявлена недостача рубашки стоимостью не 5000 рублей, а 1000. В среднем за ночь проверяющий сканирует около 1500 учетных единиц. Будет он разбираться с тем, насколько правдоподобна цена? Конечно, нет! Даже если он понимает в товаре — у него не будет для этого времени. А если это человек со стороны, как это часто бывает, — так он и в товаре не разбирается. Сейчас люди из моего подразделения хорошо знают товар и могут отличить дорогого производителя от китайской подделки. Я уделяю этому вопросу особое внимание, потому что с попытками выдать дешевый товар за дорогой сталкивался очень часто.

Еще один простой и очень распространенный способ вывести итоги инвентаризации в плюс. Обычно в магазине есть складское помещение, и есть торговый зал. Одновременно и там и там инвентаризаторы редко что-то считают. Обычно сначала считают склад, потом переходят в зал. Вещи одинаковые — что здесь лежат, что там. Когда склад посчитали — товар оттуда незаметно выносится в зал. И инвентаризаторы считают одну и ту же единицу два раза. Я украл куртку из зала. Я знаю, что у меня числится их две, а по факту одна. Я эту одну куртку сначала дам вам посчитать на складе, потом вынесу в зал — и вы ее там еще раз посчитаете.

Так просто…

А вор и думает: чем проще, тем надежнее. А чем сложнее схема, тем больше неожиданностей. Главное — сделать все незаметно. Например, во время перекура проверяющих.

Мы говорили о кладовщике, который развернул в свою пользу ошибку поставщика. Но может случиться и так, что он при приемке ошибется не в свою пользу. А потом попадет под инвентаризацию.

Да, такое может быть. Есть итог инвентаризации: недостача в миллион рублей. Но из чего он сложился? Для анализа мы составляем карту потерь. Мы этот миллион дробим на составляющие. 100 тысяч — ошибка при приемке не в свое пользу: приняли по учету то, что фактически не пришло. 200 тысяч — ошибки последующих бизнес-процессов при работе с товаром. Здесь ошиблись, там ошиблись. Например, неточно провели инвентаризацию, 300 тысяч — технические ошибки в учетной системе. Все это можно отследить и доказать.

Каким образом? Возьмем конкретный пример. Ошиблись при приемке. В накладной 10, по бумаге я принял на склад 10, а фактически там было 9. И как теперь определить, украл я или ошибся?

У нас же есть статистика прошлых периодов. Я рисую для себя всю траекторию движения товара и определяю точки, в которых возможны потери. То, о чем вы говорите — это один из факторов риска. Когда возникают ошибки? Когда у нас в накладной 1000 разных номенклатур, сложно не ошибиться! Чем меньше в накладной номенклатур, чем меньше строк — тем проще принять и тем проще перепроверить. Через закупщиков мы договариваемся с поставщиками о следующем: одна коробка — одна накладная. Плюс техническое обеспечение. Как можно обеспечить приемку товара с соблюдением 100%-го качества? Мы такую техническую систему разрабатывали и внедряли. Качество приемки при ее использовании — голову на отсечение дам — стопроцентное! Был один магазин, по нему потери составляли в среднем 1,5% выручки. После внедрения системы качества приемки от поставщика — потери на определенном периоде стали составлять стабильно 1%. Я больше ничего не делал, я просто систему качества приемки внедрил. Что это значит? Это значит, что по итогам прошлых периодов у меня 0,5% недостач составляли вот эти ошибки приемки от поставщика. Следующий фактор — ошибки при перебросках товара. Мы внедряем систему контроля качества переброски. Теперь у нас уже два фактора закрыты.

Моя задача — не в том, чтобы во что бы то ни стало вора поймать. Задача — системно, технически ограничить риски потерь в компании. Я разрабатываю ТЗ, приношу ИТ-специалистам: «Вот это нужно сделать. Либо сделайте, либо купите». И обоснование готовлю: это сэкономит столько-то денег. И я технологически выстраиваю процесс так, чтобы ошибки в работе с товаром, приводящие к потерям Компании сошли на нуль. Когда мы шли по карте потерь, мы по каждому фактору, где это возможно, внедряли технические решения, ограничивающие возможность ошибки. И вводили суровую ответственность за соблюдение процедур сотрудниками. Вот так, перекрывая один фактор за другим, мы последовательно приходим к такой организации работы с товаром, в которой остается только один фактор потерь — воровство.

То есть, сначала нужно довести бизнес-процесс до совершенства швейцарских часиков, а потому уже… А потом жестко работать по воровству! Разложили на факторы, искоренили все источники ошибок — и осталось только одно: во-ро-вство. Где-то воровство составляет основную долю потерь. Например, в одежде. Туда многие устраиваются специально, чтобы воровать. А где продается громоздкий товар — скажем, мебель, — хищений немного, там основные причины потерь — неотлаженные бизнес-процессы, технические сбои. В продуктовых сетях — две основные пробоины: хищения и истечение срока годности. А дальше люди начинают крутиться — как вывести инвентаризацию на положительный результат, чтобы не платить за эти потери… Все схемы, которые я привел — это о том, как вывести положительные итоги инвентаризации. А про то, как просто украсть, — еще тысячи способов есть.

Например?

Например, мы поймали кустового директора на том, что он сам себе уценил и купил горнолыжное оборудование. Куртка, брюки, ботинки, лыжи, палки, очки. Денег это стоит безумно, одна куртка 15 тысяч. Все это он купил не то за 7, не то за 8 тысяч. Уценил по браку и сделал сам себе скидку. Уценка или списание по браку — это самые распространенные способы хищений.

А экзотически способы?

Экзотические? Расскажу! Даже не предполагал, что до такого можно додуматься! Представьте себе: торговый центр «Мега». Множество магазинов торгует одеждой и обувью, на витринах каждого можно увидеть одни и те же кроссовки. Причем по одинаковой цене. Но распродажи начинаются в разное время. Например, в фирменном магазине «Найк» в начале зимы, а у нас — в середине.

И что происходило? Люди у нас, когда покупают товар, часто не забирают кассовые чеки. Пробил кроссовки за 5 тысяч рублей, отдал деньги — и дальше побежал. А что делает продавец, он же кассир? У него на руках чек на 5 тысяч рублей. Он делает фиктивный возврат товара и забирает из кассы 5 тысяч рублей. Нужен чек чтобы провести возврат? Даже если его унес покупатель — копию всегда можно распечатать на кассовом аппарате. Нужно заявление покупателя? Продавец его сам напишет. С ксерокопией паспорта, если она нужна, тоже не будет проблем. И в результате кроссовки встают обратно на учет. Возникает недостача. А дальше продавец идет в соседний магазин и покупает эти же кроссовки по распродаже за 3 тысячи рублей. И несет в наш магазин. У него одна единица числится в учете — и одна единица лежит на прилавке! И на этой операции он присвоил 2 тысячи рублей. Где нет контроля, там очень много возможностей для хищений. Например, продажа мимо кассы.

Это как?

Представьте себе продуктовый магазин. На кассе сидит кассир. Подходят ее друзья или родственники, они взяли бутылку водки или ящик пива. Будет она пробивать чек? Даже если стоит охранник, он просто не в состоянии отследить, все ли было оплачено через кассу. А тут подъезжает телега «своих людей». Кассирша сканирует бутылку пива, а ты платишь за одну бутылку и вывозишь ящик

А стойки противокражные на выходе?

Противокражные стойки — это вообще несеоьезно! Куда нужно положить краденую вещь, чтобы стойки не пищали — это задачка по физике для шестого класса! Парфюмерию и косметику легче всего через эти стойки протащить, так как они имеют маленький размер А в одежных магазинах что происходит? Вы покупаете товар. Даете кассиру деньги. Кассир внимательно наблюдает за вами. Если он видит, что вы берете вещь и порываетесь уходить, что чек вам не нужен — он этот чек даже не распечатывает. Жмет на кнопку «Отмена», а ваши деньги из кассы забирает себе. Кассиры — очень опасный народ в торговле и в нашей работе. Во всяком случае, в моей практике наибольший ущерб из рядового персонала наносили именно они. Сейчас ведь тенденция такая, что товар красть стало неинтересно: его надо вынести из магазина, где-то реализовать, все это хлопотно. Куда соблазнительнее — деньги в кассе…

Как далеко может зайти коррупция в сетях?

Я знаю случаи, когда в сговоре был весь персонал магазина полностью. Скажу даже больше. Я до прихода в контрольно-ревизионную деятельность начал свою карьеру с того, что устраивался работать в одну продуктовую сеть. Там работали мои друзья, и они позвали меня поработать счетчиком: пересчитывать товар при проведении инвентаризации. Так вот, к вопросу, как далеко может зайти коррупция. Меня тогда не взяли на эту работу. Прихожу — а безопасники говорят: «Счетчиком работать хочешь? Успокойся, мы тебя не берем на работу!». Я говорю: «Почему не берете? Судимостей у меня, вроде, нет»… А они: «Да вот что-то рожа твоя нам не нравится.» И меня не взяли. На тупую, элементарную работу — ездить по магазинам и считать товар. А через полгода мне снова звонят друзья и говорят: «Давай к нам, у нас тут власть поменялась!». Прихожу, устраиваюсь счетчиком. Беседую с начальником контрольно-ревизионной службы как раз беседовал. И вот она рассказывает. КРО — это структура, которая напрямую подчинялась учредителям. Потому что менеджерам, которые варятся внутри бизнеса, неинтересно показывать учредителям плохие результаты инвентаризаций. Так вот, оказалось, что в этой продуктовой сети абсолютно все, начиная от директора по продажам и заканчивая директором СБ и Генеральным директором, препятствовали проведению плановых инвентаризаций!

То есть, это не даже уровень магазина, а уже уровень сети…

Это уровень сети! Негласный приказ ходил по магазинам — не пускать КРО на территорию магазина вообще. Мне рассказывали: приезжаешь в магазин — там холодильник забит товаром. Ты понимаешь, что за срок годности колбасы вся эта колбаса не продастся, она протухнет. А дальше что? За сотрудниками КРО слежку устраивали. Всяческими способами, в том числе техническими — мешали проведению инвентаризаций. То терминал сбора данных вдруг сломается. То вдруг что-то не выгрузится. Инвентаризация длилась сутки. И целые сутки тянулась игра: кто кого пересидит. Инвентаризация считается завершенной, когда подписаны все документы. Не просто посчитал и уехал, нет: все материально ответственные лица должны подписаться под результатами проверки! При этом инвентаризация проводилась официально, корректно с точки зрения ПБУ и всего прочего. То есть, КРО мог в любой момент передать документы в компетентные органы для возбуждения уголовного дела. И целые сутки сидели, кто кого пересидит, и КРО всячески изживали. Потому и меня тогда не хотели брать. И вот настал момент, когда начальник КРО собралась уволиться, как говориться здоровье важнее. Плюс ребенок маленький, да и деньги платят смешные. И что дальше происходит? Приезжает учредитель, охрана перекрывает выход из офиса, увольняют всех ключевых топов. Учредитель ставит своего Генерального и оставляет работать только КРО. Как раз тогда меня взяли на работу. С этого и начался мой путь на контрольно-ревизионном поприще.

Читайте на эту тему:

1) Воруют все
2) Зарплата — это еще не повод начинать работать!
3) Шеф не должен работать казначеем

Что такое недостача

По приказу Министерства финансов № 34 недостаток денежных средств или товарных ценностей – отклонение фактических данных от учетных, которое выражается в количественных единицах. Выявленное нарушение позволяет определить разницу между конечной стоимостью продаваемой продукции, указанной в бухгалтерском отчете, и полученной информацией на реальный момент времени. Недостача в магазине устанавливается методом вычисления цены товара в розницу и проведения расчета в соответствии с суммой закупки. Первый вариант осуществляется вручную: определение количества продукции путем записи серийного номера. Расчет розничной стоимости предполагает использование математической схемы: вычет выручки от реализации товара из величины закупочной цены. От полученной цифры отнимается цена продукции, имеющейся в наличии в магазине на данный момент. Нехватка средств определяется в денежном и товарном эквиваленте.

Причины

Целью определения недостачи является проверка наличия количественного несоответствия между фактическими данными и сведениями о продукции, указанной в регистрационной системе магазина. Денежные убытки могут превышать стоимость реализуемого товара. На конечный результат оказывает влияние упущенная прибыль при отсутствии на прилавках определенной категории изделий. Помимо умышленного хищения имущества существуют другие разновидности причин недостачи в магазинах:

  • занижение цены на реализуемый товар;
  • естественная порча продукции при неправильном способе хранения;
  • избыток одного вида товара при недостатке другого;
  • невостребованность продукции;
  • естественные убытки;
  • недосмотр бухгалтерской документации;
  • ошибки при проведении инвентаризации.

Отсутствие отлаженного механизма создания итоговой стоимости товаров является частым вариантом, почему возникают недостачи в магазинах. Активное использование системы скидок приводит к существенному занижению цены на реализуемую категорию продукции. Во избежание убытков необходимо учитывать разницу между изначальной и уменьшенной стоимостью.

Внимание! Неправильно выбранные маркетинговые методы могут явиться причиной отсутствия востребованности, пересортицы товаров в супермаркете.

Имущество, несвоевременно списанное на нужды магазина или поврежденное при разгрузке, автоматически не учитывается при проведении ревизии. Регистрация и оформление специального бланка в установленный срок позволит избежать недочетов в бухгалтерской документации. Популярной ошибкой при инвентаризации является запись недостоверной информации при отметке закупочной цены и серийного номера товара вследствие невнимательности. При неотлаженном контроле в момент поставки продукция при приеме оплачивается, но потом не регистрируется.

Кто отвечает

При трудоустройстве в магазин продавец становится материально ответственным лицом. Сумма погашения убытков при возникновении нехватки денежных средств зависит от служебных обязанностей. Согласно Постановлению Министерства труда № 85, договор заключается с лицами, занимающими должность директора, заведующего, администратора, продавца, товароведа магазина и их помощников. Условия типового документа регламентированы федеральным законодательством. По подписанному соглашению возможно наступление полной ответственности, предполагающей внесение всего размера выявленной недостачи, или частичной, при которой продавец должен перечислить средний ежемесячный заработок. Расчет суммы производится по закупочной стоимости продукции. Основания для возложения на должностное лицо полной материальной ответственности:

  • установление факта умышленного хищения;
  • документальное подтверждение недостачи денежных средств, товара;
  • умышленное нанесение убытков;
  • причинение ущерба в состоянии алкогольного опьянения;
  • преступные действия, административное правонарушение;
  • разглашение коммерческой тайны;
  • невыполнение служебных обязанностей.

Продавец признается виноватым даже без договора о полной материальной ответственности. Обязательное условие для выплаты ущерба – предоставление подтверждающих документов противоправных действий сотрудника. Недостача в продуктовом магазине может предполагать определение коллективного ответа. При несоответствии показателей сумма убытков делится между работниками смены.

Нормы ТК РФ

По ст. 233 Трудового Кодекса материальная ответственность наступает при причинении вреда в результате противоправных деяний виновной стороны. Работник должен возместить убытки за прямой ущерб, которым являются уменьшение количественного имущества или денежных средств, ухудшение качества продукции. Размер выплат при обнаружении недостачи по вине сотрудника продовольственного магазина зависит от выполняемых должностных обязанностей, фактической потери, которая исчисляется по рыночной цене товара.

Что делать продавцу при недостаче, если он не виноват

Для отстаивания собственных интересов сотрудник вправе составить исковое заявление в арбитражный суд. Начало процесса подразумевает предоставление доказательств невиновности.

Для сбора подтверждений рекомендуется обратиться за квалифицированной юридической помощью. Шантаж работодателя, насильственное принуждение выплаты недостачи в полном объеме – причины обращения в правоохранительные органы с жалобой. Лицо, официально трудоустроенное в сфере торговли, несет материальную ответственность за недостачу.

Для признания продавца виновным работодатель должен провести инвентаризацию и предоставить доказательства обнаружения несоответствия фактических и учетных данных по вине сотрудника. Нехватка остатка денежных средств или количественной продукции является основанием для взыскания ущерба в частичном или полном объеме.