Одиночные пикеты

Карантинные ограничения снимаются, готовится Парад Победы, но запреты на одиночные пикеты и собрания продолжают действовать, даже в преддверии Всеобщего голосования по поправкам в Конституцию.

Роман Киселёв, руководитель правовых программ Московской Хельсинкской Группы, подготовил комментарий о законности данных запретов: что запретили, под каким предлогом, каким образом, и что с этим делать.

Задержание журналиста «Эха Москвы» Александра Плющева. Москва, 28.05.2020. Фото: Дождь

С 28 мая в Москве проходят одиночные пикеты. Впервые за последние почти три месяца ожила политическая жизнь в оффлайне, однако протестующие не нашли понимания у государственных органов и почти за две недели спорадических пикетов оказались задержанными более 100 человек, среди которых были и гражданские активисты, и журналисты, и депутаты муниципалитетов, региональных парламентов, и даже адвокаты. Городские правоохранители заявили о том, что в городе действует запрет на проведение публичных мероприятий в связи с пандемией коронавируса. Однако карантинные ограничения постепенно снимаются, общественная жизнь оживает и проблема становится всё более серьёзной.

Органы внутренних дел, городская администрация и суды в обоснование своей непримиримой позиции ссылались на один-единственный документ — Указ Мэра Москвы от 5 марта 2020 года № 12-УМ. Несмотря на многочисленные изменения, внесённые в документ, одно его положение оставалось неизменным — бланкетный запрет на проведение любых массовых мероприятий в пункте 2 Указа:

«Запретить до *ДАТА* проведение на территории города Москвы спортивных, зрелищных, публичных и иных массовых мероприятий».

Данное положение трактуется государственными органами как обоснованный в условиях пандемии запрет на проведение любых публичных мероприятий, включая одиночные пикеты. Но вводит ли действительно данная норма запрет на проведение одиночных пикетов? Может ли вообще Мэр запретить проводить публичные мероприятия, и если может, то «доколе»? Для ответа на эти вопросы нам потребуется внимательно изучить определения публичного мероприятия и одиночного пикета, и вместе с тем, взглянуть на то, как данный Указ встраивается в систему российского права.

Одиночный пикет — публичное мероприятие, которое нельзя запретить?

Одиночный пикет по смыслу 54-ФЗ о собраниях является публичным мероприятием. Надо однако отметить, что в российском законодательстве данного расхожего термина тоже не существует. Закон о собраниях устанавливает несколько видов публичных мероприятий, среди которых выделяется «пикетирование» — единственная форма публичного мероприятия, которая может быть организована только одним участником:

«пикетирование — форма публичного выражения мнений, осуществляемого без передвижения и использования звукоусиливающих технических средств путем размещения у пикетируемого объекта одного или более граждан, использующих плакаты, транспаранты и иные средства наглядной агитации».

До 2012 года это определение было единственным упоминанием одиночного пикета. Подобная формулировка родила очень серьёзную правоприменительную проблему. Если пикетирование, осуществляемое одним участником, является формой публичного мероприятия, а все публичные мероприятия без исключения подлежат согласованию с органами исполнительной власти, то и одиночные пикеты, как частный вид пикетирования, требуют согласования. В результате самая доступная, безопасная и безобидная форма выражения мнения стала недоступной для большинства граждан.

Данное обстоятельство стало объектом регулярной критики со стороны представителей гражданского общества, международных институтов и организаций, и в ходе крайне спорной реформы законодательства о собраниях 2012 года в текст закона внесли специальное положение об одиночных пикетах, чтобы дать правовую определённость в вопросе необходимости согласования такой формы выражения мнения. Статья 7 об уведомлении о проведении публичного мероприятия была дополнена частью 1.1:

«Уведомление о пикетировании, осуществляемом одним участником, не требуется, за исключением случая, если этот участник предполагает использовать быстровозводимую сборно-разборную конструкцию».

И хотя специалисты в области прав человека уже указывали на то, что одиночный пикет по своей правовой природе не является собранием (о чём мы более детально поговорим ниже), упоминание одиночного пикета в 54-ФЗ в таком виде позволило гарантировать право на проведение одиночных пикетов.

Тем не менее, возвращаясь к тезису выше, одиночный пикет по своей природе не является собранием, но является отдельной формой выражения мнения наравне с собранием. В российском законодательстве вообще существует очень большая путаница в терминах и понятиях, из-за чего нередко возникают эпистемологические диспуты, которые, хотя и могут показаться внешнему зрителю бессмысленными, имеют подчас весьма серьёзные правовые последствия.

Российская Конституция, наравне с Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и Международным пактом о гражданских и политических правах, устанавливает две фундаментальные свободы демократического общества — свободу выражения мнений, в статье 29, и свободу собраний, в статье 31. Несмотря на свою автономную роль и особую сферу применения, свобода собраний также должна рассматриваться в свете свободы выражения мнений, где целью осуществления свободы собраний является выражение личных мнений, а также необходимость обеспечения форума для общественных обсуждений и открытого выражения протеста.

Федеральный закон № 54 по своему смыслу и предназначению выполняет роль основного закона о свободе собраний, хотя и не использует подобную формулировку, и даже ни разу в тексте не упоминает словосочетание «свобода собраний» в каком бы то ни было виде. Вместо этого 54-ФЗ вводит термин «публичное мероприятие»:

«публичное мероприятие — открытая, мирная, доступная каждому, проводимая в форме собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования либо в различных сочетаниях этих форм акция … Целью публичного мероприятия является свободное выражение и формирование мнений …».

То есть, публичное мероприятие объединяет в себе все возможные формы реализации свободы собраний, коим даны конкретные наименования: собрание, митинг, демонстрация, шествие и пикетирование. Однако в определении пикетирования оказалось закодирована не только форма реализации свободы собраний — массовый пикет, но и не связанная с собраниями форма выражения мнения — одиночный пикет.

Собрание — это сбор группы людей, намеренное и временное присутствие в определённом месте группы лиц с целью выражения общих интересов. Массовость является принципиальной характеристикой собраний, что следует из общепринятого определения слова. Одиночный пикет, очевидно, характеристикой массовости не обладает, а потому и не является собранием, но при этом является ещё одной доступной формой выражения мнений, наравне с собранием. Именно по этой причине Европейский Суд по правам человека, когда рассматривает дела о незаконном прекращении одиночных пикетов, рассматривает их как нарушение статьи 10 Конвенции, а не 11 (свобода выражения мнений вместо свободы собраний).

Как упоминалось выше, хотя и существует взаимосвязь между свободой собраний и свободой выражения мнений, и собрания преследуют своей целью выражение мнений, очевидно, что свобода собраний обладает собственной автономной характеристикой и естеством. Именно это обстоятельство предопределяет необходимость разделения данных свобод и определения для них различных видов регулирования, систем реализации, критериев допустимости вмешательства в эти свободы и их ограничения.

По своей сути одиночный пикет ничем не отличен от ношения футболки с принтом, раздачи листовок или от чтения стихов — это всё формы публичного выражения мнения одним человеком, осуществляемые с передвижением или без. Это предопределяет, почему мы не устанавливаем согласовательный режим для одиночных пикетов — не только потому, что это самая безопасная и безобидная из возможных публичных форм выражения мнения, но и потому что одиночный пикет не является собранием, которое имеет абсолютно другую динамику и ассоциированные с ней угрозы для общественной безопасности, прав и свобод людей.

Необходимость согласования собраний продиктована потребностью в защите общественного порядка и прав, свобод и законных интересов людей, как участвующих в собраниях, так и не участвующих в них. Именно для этого мы требуем от организаторов вступать с органами власти в диалог о времени, месте и цели мероприятия — чтобы минимизировать эту самую угрозу. Одиночный пикет в этом отношении по своему определению такой угрозы создавать не может, а потому не требует согласования и не может быть запрещён, равно как не может быть запрещено ношение футболки с принтом или публичное чтение стихов, если только они по своему содержанию и форме не противоречат основным принципам реализации свободы выражения мнений (например, имеют запрещённую символику или используют экстремистские лозунги).

Из-за этой чехарды определений и включения одиночного пикета в текст закона о собраниях вышло, что меры и виды ограничения права, которые могут считаться пропорциональными в случае с реализацией свободы собраний, применяются по отношению к свободе выражения мнений, которая a priori обладает более высоким барьером защиты и вместе с тем следует другим критериям вмешательства. Это обстоятельство породило целую связку правовых неопределённостей наравне с вопросом о возможном ограничении или запрете одиночного пикета.

Например, нет правовой определённости относительно доступности такой прекрасной и безопасной формы выражения для некоторых «особенных людей», которым Федеральным законом запрещено быть организатором публичных мероприятий. Так как одиночный пикет — публичное мероприятие, то одиночный пикетчик является, естественным образом, организатором публичного мероприятия, а организаторами публичного мероприятия не могут быть самые различные категорий людей (в том числе Егор Жуков, который объявлен «экстремистом», или Илья Азар, у которого есть непогашенные «административки» за нарушение порядка проведения публичных мероприятий, а вместе с ними еще и несовершеннолетние, и иностранцы).

Очевидно, что это несправедливое положение, и даже в российской практике оно не работает, из-за чего в очередной раз приходится задуматься о сути явления одиночного пикета как формы выражения мнений.

Может ли Указ Мэра наложить ограничения на свободу собраний и выражения мнений?

Мы начали с того, что ограничение на проведение собраний, которое также трактуется правоприменителями как запрет на проведение одиночных пикетов, введено Указом Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ. Согласно Указу в Москве введён режим повышенной готовности, который, среди прочего, предполагает запрет на проведение на территории города Москвы спортивных, зрелищных, публичных и иных массовых мероприятий.

Свобода собраний и свобода выражения мнений являются фундаментальными конституционными свободами, гарантированными статьёй 31 и 29 Конституции РФ. Права и свободы человека и гражданина, согласно части 3 статьи 55 Конституции, могут быть ограничены только федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Указ Мэра Москвы буквально ввёл запрет на реализацию свободы собраний, установив бланкетный запрет до конца действия режима повышенной готовности, который, начиная с марта, регулярно продлевается.

Если следовать иерархии нормативно-правовых актов, Указ Мэра это не федеральный закон, и даже не региональный — это вообще не закон, а значит, им фундаментальные права, такие как свобода собраний и выражения мнений, ограничиваться, и уж тем более, фактически приостанавливаться, не могут.

Можно допустить, что какой-то другой федеральный закон наделяет Мэра правом введения подобных ограничений в определённых случаях, например, 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», на который этот Указ в самом начале ссылается.

Однако 68-ФЗ приводит в пункте 10 статьи 4.1 исчерпывающий перечень дополнительных мер по защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, среди которых и слова нет про свободу собраний и выражения мнений, но зато есть подпункт «д» в котором эксплицитно указывается:

«осуществлять меры, обусловленные развитием чрезвычайной ситуации, не ограничивающие прав и свобод человека и гражданина и направленные на защиту населения и территорий от чрезвычайной ситуации, создание необходимых условий для предупреждения и ликвидации чрезвычайной ситуации и минимизации ее негативного воздействия.»

68-ФЗ не наделяет ни Мэра, ни даже федеральную власть никакими дополнительными полномочиями по ограничению конституционных прав и свобод, за исключением случая введения чрезвычайного положения. Тем не менее, даже в случае чрезвычайного положения вопрос необходимости и соразмерности ограничения тех или иных прав или свобод будет актуальным, и любое ограничение должно быть результатом серьёзного анализа мотивов, последствий и доступных альтернатив, которые могут позволить реализовать заявленную цель ограничения с наименьшим вредом для состояния прав и свобод человека и гражданина. В целом же сложно представить ситуацию, в которой ограничение такой безопасной и безобидной формы выражения мнения как одиночный пикет может считаться пропорциональной мерой по поддержанию общественной безопасности.

Таким образом, можно уверенно говорить о том, что Указ Мэра Москвы в части ограничения свободы собраний и выражения мнений не основан на нормах действующего законодательства и идёт вразрез с положениями Конституции и международных договоров в области защиты прав человека. Запрет не основан на законе, и хотя, быть может, и преследует легитимную цель — защиту здоровья населения — вызывает серьёзные сомнения относительно необходимости и адекватности меры для достижения заявленной цели. Таким образом, даже вне зависимости от вопроса о том, является ли одиночный пикет собранием или не является, и одиночные пикеты, и собрания не могли быть запрещены Указом Мэра.

Есть ли свобода после карантина?

На момент написания настоящей статьи в Москве началось планомерное снятие карантинных ограничений. С 9 июня в Москве отменён пропускной режим, возобновили работу большинство городских предприятий, учреждений и организаций. С 16 июня должны возобновить работу библиотеки, музеи, выставочные залы, зоопарки, открываются летние веранды и разрешается проведение спортивных мероприятий. С 23 июня открываются фитнес-центры, физкультурно-оздоровительные комплексы, рестораны, кафе, точки общепита, детские и спортивные площадки, футбольные поля, детские сады. На 24 июня назначено проведение «Парада Победы» на Красной площади, на 26 июня — проведение «Марша Бессмертного Полка», а с 25 июня по 1 июля пройдёт Всеобщее голосование по поправкам в Конституцию. Все индикаторы указывают на то, что городское руководство считает проблему коронавируса практически решённой, и к 20-м числам карантин в Москве фактически прекратится — массовые мероприятия будут проходить по всему городу почти каждый день и миллионы москвичей вернутся в общественные пространства.

Вместе с тем, при всём своём энтузиазме и стремлении вернуться к нормальной жизни Правительство Москвы не анонсировало отмены положения о запрете публичных мероприятий, что не может не вызывать подозрений в том, что «чрезвычайная ситуация» используется в качестве удобного предлога для борьбы с политическими оппонентами в преддверии Всеобщего голосования. Ежедневные же незаконные задержания граждан, которые мирно выражают своё мнение в одиночных пикетах, только укрепляют эти подозрения, ведь фактически сложился не ограниченный во времени мораторий на любую публичную активность.

Приближается одно из самых важных политических событий современной России, и свобода собраний и выражения мнений, являясь ключевыми элементами полноценной демократической делиберации, не могут быть произвольно прекращены, тем более такими антиправовыми методами, даже под благими лозунгами о защите здоровья граждан. Если руководство города и страны считает возможным претворять в жизнь свои политические интересы и амбиции в условиях пандемии, допуская, что угроза миновала, то у граждан должно быть право высказаться по этому поводу.

В этой связи мы полагаем, что Указ Мэра Москвы в части о запрете проведения публичных мероприятий должен быть немедленно отменён, любые ограничения на реализацию свободы собраний и выражения мнений сняты, и гражданам должна быть гарантирована возможность вновь проводить публичные мероприятия и одиночные пикеты. В ином случае, если представители государственной власти полагают, что сохраняется угроза для здоровья населения и жизни людей, любые крупные политические действа, от которых зависит жизнь миллионов, подобные скорому Всеобщему голосованию, должны быть перенесены на более благоприятное и безопасное время, когда принципы честной демократической борьбы, плюрализма и примата прав человека могут быть соблюдены.

Пандемия — это трагедия и всемирная беда. Для миллионов людей по всему миру, для тысяч и тысяч наших сограждан она стала не просто историей с телеэкрана, но реальным ужасом, забравшим жизни родных и близких. И очень бы не хотелось, чтобы боль утраты была так цинично использована для реализации чьих-то политических устремлений.

Подготовил Роман Киселёв, руководитель правовых программ Московской Хельсинкской Группы

Оригинал

Пресечение одиночных пикетов

На практике разрешение не согласовывать одиночные пикеты, увы, не защищает их участников от полиции. По данным ОВД-Инфо, ежегодное число одиночных пикетов, закончившихся задержанием, исчисляется десятками. В 2018 году одиночные пикеты составили треть от всех публичных мероприятий с задержаниями в Москве и более половины — в Санкт-Петербурге (57 и 45 акций соответственно).

Все новые и новые ограничения для одиночных пикетов вводятся в последние годы на законодательном уровне. Ниже мы детально рассмотрим эти нормативные нововведения и то, как они повлияли на практику. Тем не менее нередко для пресечения одиночных пикетов используются основания, никак не связанные с законодательством о публичных мероприятиях. Поводы для задержания могут быть самыми разными: например, проверка по ориентировке, курение или защита самого пикетчика от агрессивно настроенных прохожих (против произвольного применения последней меры выступил в 2017 году Конституционный суд). В 2018 году в Санкт-Петербурге полиция регулярно задерживала одиночных пикетчиков, ссылаясь на «жалобы от граждан», зарегистрированные в книге учета сообщений о преступлениях.

Часто полиция ограничивается тем, что пресекает акцию: пикетчика задерживают под любым предлогом, а через несколько часов берут объяснительную и отпускают из отдела полиции, не составляя протокол об административном правонарушении.

  • В Москве 8 марта 2018 года задержали двух участниц одиночных пикетов против насилия над женщинами. Очевидец сообщал, что это произошло после того, как одна из пикетчиц отказалась дать паспорт в руки сотрудника полиции. Полицейские заявили, что задерживают их за курение в общественном месте, при этом сославшись на статью о распитии алкоголя. Задержанных отпустили из отдела полиции после профилактической беседы.
  • В Уфе в день приезда Владимира Путина задержали нескольких обманутых дольщиков, стоявших с плакатами в разных частях города. «В основном, наших ребят доставляют в отделение полиции, поят горячим чаем и потом отпускают. Плакаты, правда, забирают», — рассказывала руководитель инициативной группы дольщиков.
  • В Сочи суд на девять суток арестовал человека, вышедшего в марте 2018 года с одиночным пикетом против результатов президентских выборов. Сотрудники полиции заявили, что им «звонят люди» и жалуются на активиста.
  • Во время другого одиночного пикета против нарушений на выборах в Сочи задержали члена участковой избирательной комиссии. Полиция объяснила его задержание ориентировкой, задержанному ее не показали.

Общие ограничения

Российский закон рассматривает одиночные пикеты как разновидность «публичного мероприятия». За исключением процедуры согласования, на такие акции распространяются все требования и ограничения, действующие для групповых пикетов.

  • В Санкт-Петербурге в сентябре 2018 года задержали девушку, стоявшую с плакатом «Свободу политзаключенным» на Невском проспекте. Сотрудники полиции заявили, что она нарушает закон, поскольку проводит акцию после 22 часов. Такое ограничение по времени действует с 2012 года для публичных мероприятий любых форматов.
  • В Екатеринбурге в феврале 2018 года в годовщину убийства Бориса Немцова задержали мужчину с его портретом. Ему присудили 25 часов обязательных работ по пятой части статьи 20.2 КоАП за то, что во время пикета он прикрывал лицо шарфом. С 2012 года ФЗ о митингах запрещает «скрывать свое лицо, в том числе использовать маски, средства маскировки, иные предметы, специально предназначенные для затруднения установления личности».

Проблема в том, что закон не определяет статус человека, проводящего одиночное пикетирование, а именно: считается ли он организатором или участником акции. Требования к тем и другим подробно описаны в законе и значительно отличаются друг от друга.

Если участникам публичного мероприятия запрещается «затруднять установление личности» или, например, брать с собой на акцию алкогольные напитки, то организатором пикета, по закону, не может быть человек без российского гражданства, младше 18 лет или — с 2012 года — хотя бы дважды за последнее время признанный виновным в нарушении правил проведения публичного мероприятия (по статье 20.2 КоАП) или по ряду других статей. Таким образом, если считать человека с плакатом организатором акции, это означает запрет на одиночное пикетирование для иностранцев, несовершеннолетних или задержанных на предыдущих акциях, хотя всем им разрешается участвовать в групповых пикетах и митингах.

Согласно ФЗ о митингах, под «организацией» следует понимать следующие действия:

  • «оповещение возможных участников публичного мероприятия и подача уведомления о проведении публичного мероприятия в соответствующий орган публичной власти»,
  • «проведение предварительной агитации»,
  • «изготовление и распространение средств наглядной агитации»,
  • «другие действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации, совершаемые в целях подготовки и проведения публичного мероприятия».

Ситуацию с одиночными пикетами это не проясняет — при достаточном воображении последние два критерия организаторов применимы к людям, проводящим одиночное пикетирование.

Что говорит закон

В ФЗ №54, принятом 19.06.2004 года, указано определение и особенности массовых сборов людей (митингов, демонстраций и т. д.). В ФЗ прописано, что пикетирование — одна из форм выражения мнения, которая осуществляется без перемещения и применения звукоусиливающей аппаратуры. Участник пикета вправе использовать плакат, транспарант или другой способ выражения позиции.

Иными словами, одиночный пикет — акция мирного характера, инициатором которой является гражданин или организация, где он состоит. Цель таких действий заключается в публичном выражении мнения для влияния на общество или конкретных его элементов. Пикетирование может иметь разную тематику — политика, экономика, культурная и социальная сфера, взаимодействие с другими странами и т. д.

По законам РФ согласование пикета не требуется. В остальных случаях организаторы акции обязаны письменно оповестить местную власть о шествии, демонстрации или других планах. Во время пикетирования должны соблюдаться принципы ФЗ, Конституции РФ, а также действующих законодательных актов. Чтобы избежать ответственности за одиночный пикет, человек должен знать его особенности и выполнять требования действующих законов.

В законодательстве четко разграничивается пикет и митинг. В первом случае запрещено перемещение и применение аппаратуры (магнитофона, усилителей). Что касается ситуации с митингом, использование техники разрешается, а также допускается перемещение участника.

Общие рекомендации и запреты

При проведении одиночного пикета важно соблюдать ряд правил, чтобы избежать конфликта с правоохранительными органами. Выделим главные моменты:

  1. Возьмите с собой паспорт или удостоверение личности. В документе должно быть фото, подтверждающее принадлежность документа пикетируемому лицу.
  2. Не принимайте алкоголь за сутки до акции или в день ее проведения. При возникновении конфликтных ситуаций наличие спиртного в крови может иметь негативные последствия.
  3. Во время пикета можно стоять или сидеть возле плата или транспаранта. Разрешается раздача листовок и общение с журналистами для пояснения причин своих действий. Кроме того, на вопросы или реплики прохожих можно выкрикивать лозунги с применением возможностей голоса. Но здесь имеются противоречия. В вопросе выкрикивания позиция представителей власти расходится. Одни утверждают, что одиночный пикет должен сопровождаться молчаниям, а другие допускают возможность высказывания своей позиции. Чтобы избежать проблем, лучше ничего не говорить.

В процессе одиночного пикетирования нельзя:

  • применять техническую аппаратуру
  • перемещаться
  • танцевать
  • показывать трюки
  • вести разъяснительные беседы с прохожими
  • мешать перемещению транспорта и прохожих
  • повреждать или уничтожать материальные ценности
  • отказываться от выполнения требований полиции
  • сопротивляться работникам правоохранительных структур
  • оставлять после себя мусор
  • распивать спиртное
  • стучать
  • произносить речи и т. д.

Кроме того, после внесения правок в ФЗ №65 во время одиночного пикета и других аналогичных мероприятий нельзя:

  • закрывать лицо или использовать предметы, усложняющие идентификацию гражданина представителями правоохранительных органов
  • приносить с собой оружие или предметы, которые могут использоваться в этом качестве (в том числе взрывчатку, горючие вещества и т. д.)
  • распространять и демонстрировать нацистскую атрибутику
  • озвучивать экстремистские лозунги
  • ложно обвинять представителей власти и т. д.

Нарушение указанных запретов может привести к задержанию участника одиночного пикета.

Вопрос согласования

Если в пикетировании участвует только один человек, согласовывать акцию не нужно. При этом группа лиц может провести одиночный пикет с привлечением большого количества людей при условии нахождения на определенном расстоянии. Для столицы и СПб этот параметр равен 50 метрам.

При участии в пикетировании более одного человека и применении разных конструкций, организатор обязан проинформировать уполномоченный орган о будущем мероприятии, количестве участников, особенностях проведения и других моментах. Ответственная структура рассматривает обращение и принимает решение о согласовании. По закону уполномоченный орган вправе отказать.

Место для проведения одиночного пикета

В ФЗ 54 (ст. сказано, что публичное мероприятие можно проводить в любом месте, где его организация не создаст какой-либо опасности для других людей или объектов. При этом точки проведения одиночных пикетов или других мероприятий могут ограничиваться действующим законодательством. Проведение пикетов и других акций запрещено в таких местах:

  • участки возле производственных объектов или сооружений, использование которых требует соблюдения правил ТБ
  • приграничные участки, где требуется одобрение уполномоченных органов
  • ж/д магистрали, путепроводы, различные полосы отвода и ЛЭП
  • зоны возле резиденции главы государства, судов, а также зданий, где люди отбывают наказание в виде лишения свободы.

В случае проведения мероприятия на объектах, относящихся к культурным и историческим памятникам, необходимо соблюдение требований ФЗ и особенностей эксплуатации таких зон. Это же касается и объектов транспортной инфраструктуры.

Время проведения

Одиночный пикет, как и мероприятия публичного характера, должны проводиться в период с 7.00 утра до 22.00 вечера. Исключением являются события, касающиеся памятных дней и проводимых на государственном уровне, а также согласованных событий культурного характера.

В каких случаях могут запретить пикет

Пикетирование может быть прекращено в любой момент в случае нарушения участником требований законодательства. Выделим главные причины:

  1. Нарушение порядка с риском для окружающих или участника, а также имущества граждан или компаний.
  2. Совершение противоправных деяний.
  3. Неисполнение требований уполномоченных органов об устранении нарушений, указанных в ФЗ №54 и этой статье. После устранения замечаний проведение мероприятия можно продолжить.

Если отклонение от требований законодательства не устранено, пикет прекращается по требованию правоохранительных органов.

В ситуации, когда решено прекратить пикетирование, органы власти РФ (на местном или региональном уровне) дают указание о прекращении мероприятия с последующим вручением соответствующего указания организатору. Также устанавливается временной промежуток, в течение которого необходимо выполнить предписание.

Если требование не выполнено, представители полиции принимают законные меры по прекращению такой деятельности. При организации беспорядков, погромов или других ситуаций, противоречащих нормам законодательства, мероприятие прекращается правоохранителями с учетом законов РФ. Неисполнение требований полиции или сопротивление влечет за собой последствия в административной и уголовной ответственности.

Когда полиция вправе задержать человека на одиночном пикете

Задержание во время пикетирования возможно в нескольких ситуациях. Выделим основные:

  1. Представители власти считают, что человек нарушает правила проведения пикета. К примеру, участник находится в запрещенном месте.
  2. Полиция нуждается в установлении личности. Чтобы предотвратить задержание, необходимо иметь при себе удостоверение (паспорт, права).
  3. При нападении противников. При появлении угрозы жизни пикетчику полиция вправе вмешаться и остановить акцию для защиты человека.

Важно помнить, что задержание во время пикета является нарушением закона. Чтобы защитить себя от произвола правоохранителей, важно знать права и уметь их отстаивать во время общения с полицией.

Примеры акций одиночного пикетирования

На практике существует много примеров, когда люди проводили акции одиночного пикетирования. Выделим основные:

  1. Антон Долин (кинокритик, журналист) в конце 2018-го провел одиночный пикет возле администрации главы государства в поддержку Сенцова. В дальнейшем к одиночному пикетированию присоединились и другие представители интеллигенции. Полиция в проведение мероприятия не вмешивалась.
  2. Алена Попова (общественный деятель, правозащитница) провела одиночный пикет, чтобы обратить внимание на неудовлетворительную работу Госдумы и ее неспособность найти нарушение этики в действиях Слуцкого (депутата Госдумы). Во время акции использовались изображения «виновника» на плакате. Представители правоохранительных органов подошли к женщине и потребовали от нее удалиться. Ей указали на нарушение ФЗ №54 и применение разборной конструкции. Через несколько часов ее освободили из-за отсутствия оснований для ареста.
  3. Ильдар Дадин (активист) провел одиночный пикет и был осужден по уголовной статье. В дальнейшем суд отменил приговор. Через некоторое время в 2017-м активист требовал отставки А. Тереха (руководителя УФС Карелии). Представители полиции потребовали у участника документы, которые тот не смог предоставить. В дальнейшем И. Дадин был арестован за пикетирование возле ФСБ, за что он получил штраф в размере 20 000 рублей.

Наибольший ажиотаж вызвала ситуация с задержанием Ивана Голунова (журналиста Медузы). По сведениям правоохранителей при нем были найдены наркотические средства, которые задержанный якобы хранил для дальнейшего распространения. На защиту журналиста вышло 50 коллег, которые стали на разрешенном расстоянии и раздавали листовки прохожим. Акция продолжалась около двух часов. Работники правоохранительных органов проверили документы участников, но никаких действий не предпринимали.

Кроме того, одиночные пикеты при участии около 400 человек проходили возле управления МВД на Петровке. До этого десять журналистов проводили аналогичную акцию возле здания полиции, но были задержаны. В дальнейшем их отпустили.

Итоги

Одиночный пикет — мирное выражение своей позиции, не требующее предварительного согласования. Но перед проведением такой акции важно учесть требования законодательства, чтобы не оказаться в полицейском участке.

Информирование юристов по поводу проведения одиночного пикета

Советы профессиональных юристов и адвокатов для проведения одиночного пикета можно получит у нас. Для этого заполните форму ниже и наш первый свободный консультант свяжется с Вам в ближайшее время.

Первые требования согласования

В 2016 году в закон впервые было включено требование согласовывать определенные виды одиночных пикетов — те, которые проводятся с использованием «быстровозводимых сборно-разборных конструкций».

Поправка, касающаяся одиночных пикетов, была предложена ко второму чтению при рассмотрении совсем другого законопроекта — о регулировании автопробегов и палаточных городков. В поправке предлагалось ввести обязательную процедуру согласования, если одиночные пикеты с использованием таких конструкций будут мешать движению пешеходов и транспорта. Однако в окончательном варианте согласование — по той же процедуре, что и для массовых пикетов, — требуется уже независимо от того, мешает конструкция движению или нет.

Новое ограничение затронуло, прежде всего, так называемые «агитационные кубы». Эти конструкции из баннеров, натянутые на металлический каркас, использовались в 2013 году в Кирове во время суда над Алексеем Навальным, а затем вошли в употребление в ходе избирательной кампании политика на пост мэра Москвы. Кубы были хорошо заметны и могли содержать подробную информацию на баннерах, сравнительно быстро собирались и разбирались. Акция с ипользованием куба могли проводить как стоять как несколько человек, так и один. Во втором случае куб формально являлся одиночным пикетом и мог устанавливаться без уведомления. Впрочем, и помимо кубов, одиночные пикеты с дополнительным инвентарем не были редкостью.

  • В апреле 2018 года Тверской районный суд Москвы оштрафовал на 20 тысяч рублей участницу одиночного пикета против сексуальных домогательств, задержанную у Госдумы с картонной фигурой депутата Леонида Слуцкого. Полиция сочла картонного Слуцкого «сборно-разборной конструкцией».