Определение размера компенсации морального вреда

Проблема отсутствия точно сформулированных критериев и общего метода оценки размера компенсации морального вреда ставит судебные органы в сложное положение. Такая ситуация усугубляется отсутствием каких-либо значимых рекомендаций или разъяснений Верховного Суда по этому вопросу.

В ст.151 ГК законодатель установил следующие критерии, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда:

— степень вины нарушителя;

— степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;

— иные заслуживающие внимания обстоятельства (2).

С введением в действие второй части ГК этот перечень был дополнен в ст.1101 следующими критериями:

— характер физических и нравственных страданий, который должен оцениваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего;

— требования разумности и справедливости (4).

Приведенных положений, которыми следует руководствоваться суду при определении размера компенсации морального вреда, явно недостаточно, так как они отличаются неопределенностью и неконкретностью.

Как подчеркивают эксперты, проблема отсутствия точно сформулированных критериев и общего метода оценки размера компенсации морального вреда ставит судебные органы в сложное положение.

Судьи вынуждены самостоятельно — исходя из своего понимания права, убеждений и жизненного опыта — определять размер денежной компенсации морального вреда. Результат такого положения в российском гражданском праве — беспорядочность судебных решений и чрезмерное количество предъявляемых исков о возмещении морального вреда (32-С.210-211.).

Такая ситуация приводит к необходимости принятия на «вооружение» судьями теоретических разработок и методик определения размера морального вреда, которые предлагают ряд ученых правоведов, чьи мнения представляются достаточно интересными и обоснованными.

Рассмотрим метод компенсации морального вреда, разработанный А.М.Эрделевским, в котором определена зависимость размера денежной компенсации от степени опасности правонарушения, соотнесенного с санкциями предусмотренными УК РФ.

Для расчетов вводится понятие «базисный уровень», который представляет собой некую единицу вычисления, определенную исходя из уровня страданий, испытываемых потерпевшим при причинении ему тяжкого вреда, который будет соответствовать 720 МРОТ исчисленный согласно заработка гражданина за десять лет при размере месячного заработка в 6 МРОТ.

Презюмируемый моральный вред в данном случае определяется как страдания, которые, по общему представлению, должен испытывать (не может не испытывать) средний, нормально реагирующий на совершение в отношении него противоправного деяния человек.

По мнению автора метода, действительный размер компенсации морального вреда может быть увеличен относительно презюмируемого, но не более чем в четыре раза. В случае добровольной компенсации правонарушителем морального вреда или совершении им иных действий, направленных на сглаживание причиненных страданий, он может быть принят существенно меньшим единице (33-С.98-106.).

А.М. Эрделевский приводит формулу расчета, в соответствии с условиями, которые нужно учитывать при определения размера компенсации морального вреда:

D = d x fv x i x c x (1-fs) x p,

где D — размер компенсации действительного морального вреда;

d — размер компенсации презюмируемого морального вреда;

fv — степень вины причинителя вреда, при этом 0 fv 1;

i — коэффициент индивидуальных особенностей потерпевшего, где 0 i 2;

с — коэффициент учета заслуживающих внимание фактических обстоятельств причинения вреда, при этом 0 с 2;

fs — степень вины потерпевшего, при этом 0 fs 2;

р — коэффициент учета имущественного положения причинителя вреда, при этом 0,5 р 1 (32).

Точность определения размера компенсации морального вреда, обоснованная А.М. Эрделевским и отражающая основные критерии указанные законодателем сможет, при условии обязательного применения этого метода судами, упорядочить судебные решения и выработать единообразную практику решения данного вопроса с наибольшим учетом интересов граждан и соблюдения принципа справедливости.

Но прежде чем вводить формулу и коэффициенты расчетов в практику, необходимо отработать их применение путем расчетов на «прошлых», уже разрешенных делах, далее провести необходимую коррекцию, выработать рекомендации и только после этого, коэффициенты могут применяться в правосудии. Не стоит так же забывать и о том, что свободное и справедливое судейское усмотрение является составной частью института компенсации морального вреда.

Специальная комиссия Ассоциации юристов приступила к разработке методики определения размера морального вреда.

Эксперты, приглашенные Ассоциацией юристов России к диалогу, утверждают, что возможно разработать даже специальную компьютерную программу, которая по заданным алгоритмам просчитывала бы ориентировочный размер компенсации морального вреда. Это лишь один из инструментов решения проблемы совершенствования практики назначения таких компенсаций.

В одном случае сыну погибшего на производстве мужчины назначили 60 тысяч рублей компенсации, в другом — 800 тысяч

Идея прозвучала в ходе заседания комиссии АЮР по вопросам определения размеров компенсации морального вреда. Цель недавно созданной комиссии — разработать механизмы, которые позволили бы повысить размеры выплат компенсаций морального вреда. Или, как минимум, внести в этот вопрос больше определенности.

«Мы провели исследование свежей судебной практики, результаты показывают, что в этом году размеры компенсаций морального вреда в среднем не только не увеличились, но даже уменьшились, — сказала председатель комиссии АЮР по вопросам определения размеров компенсаций морального вреда Ирина Фаст. — При этом руководство Верховного суда не раз высказывалось против необоснованного занижения размеров присуждаемых выплат, в том числе компенсаций морального вреда. Однако нижестоящие инстанции на эти высказывания не реагируют, ситуация по взысканиям не меняется: суммы по прежнему разные, и с массе своей мизерные».

Твердых тарифов за нанесенные обиды нет и быть не может, с этим, пожалуй, согласно практически все правовое сообщество. В каждом деле судьи решают индивидуально, взвешивая все обстоятельства. Горе всегда специфично.

Тем не менее многие правоведы, в том числе представители судебной системы и юридической науки, уверены, что судьям нужны ориентиры в подобных делах. Хотя каждый человек переживает беду по-разному, но горестные ситуации достаточно типичны. Так что есть смысл установить какие-то общие финансовые подходы, оставляющие для судей достаточное поле для усмотрения. Но и не допускающие непонятного разброса.

Например, Пресненский районный суд Москвы взыскал 400 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда сыну за гибель матери в результате ДТП. Ответчик двигался на машине задним ходом, не заметил пешехода.

Примерно в то же время Мещанский районный суд Москвы взыскал компенсацию морального вреда в размере 60 тысяч рублей в пользу сына за гибель отца в результате несчастного случая на производстве. Администрация не обеспечила меры безопасности, а сам погибший проявил неосторожность.

Зато в Ленинградской области суд взыскал с предприятия 1,3 миллиона рублей в качестве компенсации морального вреда родственникам погибшего сотрудника. 800 тысяч получил сын и 500 тысяч брат погибшего. В то же время есть взыскания и по несколько миллионов.

Понятно, что никакие деньги не заменят человеку погибших родителей. В каком-то смысле компенсации ничего не компенсируют. Но такие рассуждения не освобождают виновников несчастья от долга извиниться рублем. Конечно, расчеты здесь не могут строиться на личных переживаниях: кто сколько слез пролил, кто любил сильнее, кто не любил. Это все субъективно, а значит, не поддается никаким формулам.

Выход — анализировать ситуацию со стороны виновника: его действия и их последствия. То есть брать объективные факторы: допустим, гражданин выпил, разогнался ночью на шоссе, сбил насмерть человека. Неважно, был убитый любимым мужем или нелюбимым, главное — он был мужем, и какая-то женщина стала вдовой. Именно эти обстоятельства и должны влиять на размер счета.

Если же водитель был трезв и в сложной дорожной ситуации ему просто не хватило опыта, это несколько уменьшит счет. Так что задача вполне реальна: разработать методичку, как рассчитывать размер компенсаций с учетом всех факторов.

По мнению экспертов, можно разработать даже компьютерную программу: вводишь данные, она выдает рекомендованные цифры от и до.

«На выходе в любом случае не может быть жесткой цифры, должна быть вилка с верхним и нижним пределом, но даже и в этом случае у судьи будет право назначить размер выше или ниже, — поясняют эксперты. — Но суд должен мотивировать свое решение».

Использовать систему может как судья, но для этого скорее всего потребуются какие-то законодательные изменения, так и представители сторон и эксперты, а результаты компьютерных расчетов могут служит обоснованием, почему стороны требуют ту или иную сумму в качестве компенсации.

Как подчеркнула Ирина Фаст, Верховный суд также может решить эту ситуацию, утвердив специальным актом критерии для взыскания, опираясь на практику Европейского суда по правам человека.

«Проблема несовершенства практики назначения компенсаций морального вреда сегодня активно обсуждается в правовом сообществе, — сказал председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев. — АЮР привлекла к подготовке своих предложений широкий круг экспертов, как юристов-практиков, так и представителей юридической науки. Безусловно, все общество заинтересовано, чтобы размеры компенсаций стали достойными, появилась понятная практика расчета и назначения таких компенсаций. У компенсаций морального вреда две важные функции. Первая — собственно компенсационная, то есть восстановление социальной справедливости. Вторая — превентивная. Риск, что будет взыскана высокая сумма компенсации, может в каких-то случаях удержать гражданина от противоправного поведения или заставить его строже выполнять свои обязанности, например, следить за соблюдениям мер безопасности. Поэтому работа по совершенствованию практики назначения компенсаций крайне важна».