Ответ недели: исковая давность по регрессному требованию

Прошу помочь с разъяснениями по сроку исковой давности.
Был договор подряда по содержанию улиц с выполнением работ 2013-2016г.г., в 2015 году человек получил травму на улице. В 2019г. исковые требования удовлетворены с взысканием с администрации морального вреда. оплатили они в 2020г.
Сейчас в порядке регресса подают на подрядчика . Как в этом случае применяется срок исковой давности? С момента окончания договора? С момента получения травмы? С момента вынесения решения о взыскании?

Сообщаю Вам следующее:

По регрессным обязательствам течение исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства. Следовательно, по нашему мнению, исковая давность по регрессному требованию администрации к подрядчику начинает течь с момента выплаты администрацией суммы возмещения вреда потерпевшему.

Документы КонсультантПлюс для ознакомления:

Согласно статье 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Общий срок исковой давности установлен в три года (статья 196 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 3 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации по регрессным обязательствам течение исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства.

Как применяются сроки исковой давности к регрессным требованиям

Для регрессных требований в целом действуют общие правила об исчислении, приостановлении, перерыве и возобновлении сроков исковой давности.

Особенность состоит в том, что по таким требованиям срок исковой давности по общему правилу начинает течь со дня, когда исполнено основное обязательство (п. 3 ст. 200 ГК РФ). Например, с момента, когда один из содолжников исполнил солидарную обязанность (пп. 1 п. 2 ст. 325 ГК РФ). Если регрессное требование заявляет страховщик, который застраховал гражданскую ответственность владельца транспортного средства, срок исковой давности начинает течь с момента, когда он выплатил страховое возмещение (Определение Верховного Суда РФ от 25.11.2014 N 19-КГ14-17).

{Готовое решение: Как применяются сроки исковой давности к регрессным требованиям (КонсультантПлюс, 2020) {КонсультантПлюс}}

В п. 3 ст. 200 ГК РФ законодатель особо отметил регрессные обязательства. Он связывает момент начала течения срока по таким обязательствам с моментом исполнения основного обязательства.

К сведению. Регрессное (от лат. regressus — обратное движение) обязательство возникает, когда одно лицо исполняет вместо другого какую-либо обязанность (основное обязательство), после чего у исполнившего эту обязанность возникает право предъявления регрессного («обратного») требования к основному обязанному лицу в том объеме, в каком он исполнил за него соответствующую обязанность.

Например, ст. 1068 ГК РФ предусмотрена обязанность юридического лица возместить потерпевшему вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей. Но у юридического лица, в свою очередь, возникает право предъявления регресса к своему работнику в размере выплаченного возмещения (п. 1 ст. 1081 ГК РФ). Исковая давность по такому требованию начнет течь с момента выплаты юридическим лицом суммы возмещения вреда за своего работника.

По регрессным обязательствам течение исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства (п. 3 ст. 200 ГК). Регрессное обязательство возникает в случаях, когда одно лицо исполняет вместо другого какую-либо обязанность (основное обязательство), после чего у исполнившего эту обязанность возникает право регрессного («обратного») требования к основному обязанному лицу в том объеме, в каком он исполнил за него соответствующую обязанность. Так, в силу ст. 1068 ГК юридическое лицо обязано возместить потерпевшему вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей. Однако после этого у юридического лица возникает право регресса к своему работнику в размере выплаченного возмещения (п. 1 ст. 1081 ГК). Исковая давность по такому требованию начнет течь с момента выплаты юридическим лицом суммы возмещения вреда за своего работника.

гл. 13, § 2, «Гражданское право: Учебник» (том 1) (под ред. О.Н. Садикова) («КОНТРАКТ», «ИНФРА-М», 2006) {КонсультантПлюс}

…Одновременно суды трех инстанций отклонили довод перевозчика о пропуске экспедитором срока исковой давности. Они исходил из того, что по регрессному требованию экспедитора к морскому перевозчику течение срока исковой давности начинается со дня исполнения основного обязательства (п. 3 ст. 200 ГК РФ), то есть с момента возмещения истцом убытков третьему лицу по платежному поручению от 13.02.2017. Соответственно, на момент обращения в суд с рассматриваемым иском (26.04.2017) срок исковой давности не пропущен.

Статья: С какого момента исчислять срок исковой давности в споре между экспедитором-регрессантом и перевозчиком-регрессором, допустившим порчу груза? (Ворожевич А.) («ЭЖ-Юрист», 2018, N 42) {КонсультантПлюс}

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 14 мая 2015 г. по делу N 33-309/2015 (ключевые темы: суброгация — срок исковой давности — страховая сумма — взыскание убытков — ДТП)

11 октября 2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 14 мая 2015 г. по делу N 33-309/2015

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия в составе:

председательствующего Пюрвеевой А.А.,

судей Басангова Н.А.и Шовгуровой Т.А.

при секретаре Садваевой А.Б.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «Росгосстрах» к Мучкаеву М.Б. о взыскании в порядке суброгации убытков, причиненных в результате дорожно-транспортного происшествия, по апелляционной жалобе представителя истца Мирзиева Е.Л. на решение Малодербетовского районного суда Республики Калмыкия от 18 марта 2015 г.

Заслушав доклад судьи Шовгуровой Т.А. об обстоятельствах дела, объяснения представителя ответчика Мучкаева М.Б. — Джупалаева М.Д., возражавшего против доводов жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Общество с ограниченной ответственностью «Росгосстрах» (далее — ООО «Росгосстрах», Общество) обратилось в суд с иском к Мучкаеву М.Б. о взыскании страхового возмещения в порядке суброгации, ссылаясь на то, что 29 апреля 2011 г. между Обществом и *** был заключен договор добровольного страхования транспортного средства в отношении автомобиля марки Toyota Land Cruiser 150 Prado. 03 августа 2011 г. в результате дорожно-транспортного происшествия (далее — ДТП) указанный автомобиль получил механические повреждения. Виновным в ДТП был признан водитель Мучкаев М.Б., управлявший автомобилем марки ВАЗ-21099, гражданская ответственность которого застрахована по договору ОСАГО. Потерпевшему *** было выплачено страховое возмещение в размере *** руб. С учетом возмещения страховщиком причинителя вреда лимита по договору обязательного страхования гражданской ответственности в размере *** руб., убытки составили *** руб. Указанную сумму в качестве компенсации причиненного в результате ДТП убытков просило взыскать с ответчика в порядке суброгации, а также взыскать расходы по уплате государственной пошлины в размере *** руб.

В судебное заседание представитель истца ООО «Росгосстрах» не явился, направив ходатайство о рассмотрении дела без его участия.

Ответчик Мучкаев М.Б. в судебное заседание не явился, его представитель Джупалаев М.Д. иск не признал, просил отказать в его удовлетворении в связи с пропуском истцом срока исковой давности.

Решением Малодербетовского районного суда Республики Калмыкия от 18 марта 2015 г. в удовлетворении исковых требований ООО «Росгосстрах» к Мучкаеву М.Б. о взыскании убытков, причиненных в результате ДТП, в порядке суброгации, отказано.

В апелляционной жалобе представителя истца Мирзиева Е.Л. ставится вопрос об отмене решения и принятии нового решения об удовлетворении иска. В жалобе указывается на необоснованность отказа в иске по причине пропуска срока исковой давности, поскольку срок исковой давности в силу п. 3 ст. 200 ГК РФ по регрессным обязательствам следует исчислять со дня исполнения основного обязательства, то есть с 21 ноября 2011 г., когда страхователю *** было выплачено страховое возмещение, а не с даты наступления страхового случая. Кроме того, полагает, что п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» в данном случае не применим, поскольку гражданская ответственность ответчика не была застрахована по договору добровольного страхования транспортного средства (КАСКО).

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Отказывая в удовлетворении иска в связи с пропуском срока исковой давности, суд руководствовался ст.ст. 929, 965, п. 1 ст. 196 и п. 1 ст. 200 Гражданского кодекса РФ, п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 г. N 15, Пленума ВАС РФ от 15 ноября 2001 г. N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности», п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» и исходил из того, что срок исковой давности при предъявлении требований в порядке суброгации исчисляется с момента наступления страхового случая, то есть со дня совершения ДТП. Поскольку страховой случай наступил 3 августа 2011 г., а иск заявлен 9 октября 2014 г., срок для обращения в суд с требованиями о взыскании возмещения в порядке суброгации пропущен.

С данным выводом суда следует согласиться.

Как установил суд и подтверждено материалами дела, 03 августа 2011 г. по вине водителя Мучкаева М.Б., управлявшего автомобилем марки ВАЗ-21099 с государственным регистрационным знаком ***, произошло ДТП, в результате которого автомобилю марки Toyota Land Cruiser 150 Prado страхователя *** с государственным регистрационным знаком *** были причинены механические повреждения.

21 ноября 2011 г. ООО «Росгосстрах» в соответствии с условиями договора страхования КАСКО выплатило владельцу поврежденного автомобиля ***. страховое возмещение в размере *** руб. При этом ОАО «Росгосстрах», в котором на момент ДТП была застрахована гражданская ответственность Мучкаева М.Б. по договору ОСАГО, произвело истцу выплату страхового возмещения в размере *** в пределах лимита ответственности.

Поскольку сумма ущерба превышала максимальный размер страхового возмещения, установленный ст. 7 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», истцом в адрес ответчика было направлено требование о возмещении *** руб. в порядке суброгации, но оно было оставлено без ответа.

В судебном заседании представитель истца Джупалаев М.Д. заявил о пропуске страховщиком срока исковой давности.

Согласно п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В силу ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года.

В соответствии со ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», перемена лиц в обязательстве (статья 201 ГК РФ) по требованиям, которые страховщик в порядке суброгации имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования, не влечет изменение общего (трехгодичного) срока исковой давности и порядка его исчисления. При этом срок исковой давности для страховщика, выплатившего страховое возмещение, должен исчисляться с момента наступления страхового случая.

Поскольку срок исковой давности по требованиям о взыскании убытков в порядке суброгации с ответчика истек 03 августа 2014 г., а исковое заявление подано 09 октября 2014 г., следует признать обоснованным вывод суда об отказе в иске в связи с истечением срока исковой давности, о применении которой было заявлено стороной в споре.

Является несостоятельным довод жалобы о том, что истцом не пропущен срок исковой давности, поскольку датой начала течения срока исковой давности по регрессным обязательствам является дата исполнения основного обязательства, в данном случае 21 ноября 2011 г., когда страхователю *** было выплачено страховое возмещение.

Как видно из материалов дела, при обосновании требований о взыскании убытков ООО «Росгосстрах» в исковом заявлении сослался на ст. 965 ГК РФ, в соответствии с которой к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования (суброгация).

Как вытекает из смысла положений п. 2 ст. 965 ГК РФ, перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки. Следовательно, страховщик, предъявляя перешедшее к нему в порядке суброгации требование к лицу, причинившему убытки, обязан руководствоваться теми нормативными актами, которые регулируют отношения, существующие между страхователем (выгодоприобретателем) и причинителем убытков. Это касается как материальных, так и процессуальных норм права, включая нормы об исковой давности, которая исчисляется не с момента перехода права требования (т.е. с момента выплаты страхового возмещения), а с момента возникновения у страхователя права требования к лицу, ответственному за убытки, то есть с момента наступления страхового случая.

Таким образом, при суброгации не возникает нового обязательства, а заменяется только кредитор в уже существующем обязательстве, с учетом чего переход требования к страховщику не влечет изменения давностного срока и порядка его исчисления (ст.201 ГК РФ).

При регрессе не происходит перемены лиц в обязательстве, а возникает новое обязательство, которое осуществляется по иным правилам, чем суброгация.

Таким образом, понятия «суброгация» и «регресс» не тождественны, а имеют разные правовые значения.

Поскольку требования о взыскании страхового возмещения в порядке регресса предметом настоящего спора не являлись, и с таким иском ООО «Росгосстрах» в суд не обращался, оснований для отмены решения суда по указанному доводу не имеется.

Нельзя согласиться и с доводом жалобы об исчислении срока исковой давности с даты выплаты страхового возмещения потерпевшему, поскольку течение срока исковой давности по требованиям о взыскании убытков в порядке суброгации начинается с момента наступления страхового случая.

Другие доводы жалобы основаны на неправильном толковании норм действующего законодательства, сводятся к переоценке выводов суда и не могут повлечь отмену решения суда. Следовательно, решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены нет.

Руководствуясь статьями 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Малодербетовского районного суда Республики Калмыкия от 18 марта 2015 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя истца Мирзиева Е.Л. — без удовлетворения.

Председательствующий А.А. Пюрвеева

Судьи Н.А. Басангов

Т.А. Шовгурова

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: