Приватизация в России 90-х годов

  1. Каким образом проводилась приватизация в России?
  2. Залоговые аукционы

Приватизацию в Российской Федерации инициировали Гайдар и Чубайс. Они в 90-е годы занимали ключевые позиции в правительстве, и могли принимать важные государственные решения. Этот процесс начался практически сразу после распада СССР. Приватизация подразумевала переход собственности из государственной в частную. Результат приватизации не заставил себя долго ждать. Таким образом, немало государственного имущества перешло в руки частников. Большинство граждан отнеслись к процессу приватизации достаточно негативно, многие россияне до сих пор считают этот процесс аморальным и даже преступным. Причиной критики часто было мнение о том, что новые владельцы собственности являются ее недостойными, и получили ее только благодаря связям.

Правда, есть и другая сторона медали. Дело в том, что не зря процесс приватизации начался именно в 90-е годы. Это время было, мягко говоря, непростым с экономической и финансовой точки зрения. Да и противостояние между Президентом и Верховным советом тогда достигло своего пика, что сказывалось на политической обстановке в стране. Все эти факторы повлияли невозможность проведения институционных реформ. Верховный Совет в то время сильно влиял на правительство. Когда стартовал процесс приватизации, у государства не было возможности контролировать свою собственность. Из-за таких моментов часто случались спонтанные приватизации. Грубо говоря, целые предприятия захватывались с целью быстрой прибыли. Такие махинации в то время были не редкостью.

Для чего же вообще возникла государственная программа по приватизации. Предполагалось, что она сможет решить главную задачу – повысить экономику страны. Стоит отметить, что в некоторых сферах достаточно быстро возник положительный эффект. Особенно эффективной реформа стала для сферы обслуживания и торговли, а вот в области сельского хозяйства на такой быстрый результат рассчитывать не пришлось.

Каким образом проводилась приватизация в России?

Программу приватизации на 1992 год утвердили в июне этого же года. В программе были прописаны этапы и возможные способы приватизации. Возможные способы полностью зависели от размера компаний. Исходя из этого принципа, приватизация классифицировалась на малую и большую. «Малая» приватизация подразумевала продажу небольших компаний на торгах. Также малые компании часто продавались лицам, которые на них работали. Крупная приватизация предполагала продажу крупных предприятий в акционерные общества. Можно было продать не компанию целиком, а только ее часть. Далее акции компании продавались. Правда, существовали некоторые нюансы приватизации крупных компаний. Не менее 29 процентов уставного капитала нужно было продать через публичные аукционы. В то время было приватизировано огромное количество оптовых и розничных предприятий, строительных компаний, производств пищевой и легкой промышленности.

Этапы приватизации в России

Демонополизация носила поэтапный характер. Зародился начальный этап мероприятия в 1992 году, закончился в 1994 году. Он характеризовался следующими особенностями:

  • очень быстрым скачком в проведении демонополизации (уже 75% различных компаний перешли в индивидуальное управление в 1994 году);
  • системой внедрения в обществе приватизационных чеков.

Привело это к тому, что половина госимущества была отдана частным лицам безвозмездно. Первый этап демонополизации не принес государственной казне практически никаких доходов.

1995 год ознаменовался началом второго этапа, продолжающегося до сегодняшнего дня. В механизм демонополизации нормативными актами внеслись существенные изменения. Основное отличие от первого этапа состояло в том, что теперь нельзя безвозмездно передавать государственное имущество Российской Федерации индивидуальным лицам, можно только продать его по рыночным тарифам. Цель, которую предусматривала программа приватизации 11 июня 1992 года, – стремление к повышению работоспособности организаций, путем сосредоточения внимания на социальном секторе.

По законодательству предприятия любого размера осуществляли переход в другую форму собственности разными способами. Работники могли купить свои небольшие предприятия. Либо такие малые компании подвергались разгосударствлению на торгах. Для смены формы собственности большим предприятиям нужно было пройти процедуру акционирования до начала мероприятия. Средние предприятия выбирали сами механизм смены формы собственности.

Программа демонополизации расставляла приоритеты, соблюдаемые всеми государственными и муниципальными органами власти. Она запрещала им вводить собственные границы. Государственные органы могли запретить разгосударствление переводом компаний в акционерные общества открытого типа со 100-процентной принадлежностью акций государству либо сделав его зависимым от денег государства.

Для проведения данного мероприятия создавалась рабочая комиссия для решения данного вопроса приватизируемых компаний. В каждой запланированной единице она создавалась своя и управляла ее движимым и недвижимым госимуществом. Если активы насчитывали не более 1 млн рублей, то оно считалось «малым», и демонополизация проходила через конкурс или аукцион. Посредством аукциона приватизировались арендованная собственность ликвидируемых или действующих предприятий, объекты нежилого фонда и незавершенного строительства жилья. Вопросы с фирмами, имеющими задолженность, решались президентом. Решения излагались в специальных указах.

Большинство госучреждений обязывали переводить приватизацией в акционерные общества открытого типа (АООТ). При этом выделялись аспекты демонополизации:

  • акции закреплялись за государством, муниципалитетом;
  • тарифы стоимости акции снижались, если речь шла о продаже служащим компаний;
  • обремененные арендой фирмы обязались выкупить движимое и недвижимое имущество в соответствии с ценами договоров;
  • акции обязывались реализовывать строго на ваучерном или денежном аукционе;
  • реализация акций через конкурс (приватизационный и другие).

Неаукционные конкурсы в период до 1995 года не были влиятельными. Ограниченно и жестко использовалась приватизация посредством аукционов. Хотя можно было предусмотреть, что при ограничении предприятия действовать только через аукционы это помешает организациям участвовать во многих прибыльных сделках и приносить пользу государству. Аукционный метод существенно ограничивал возможность переговоров и с иностранными партнерами, не способствуя повышению инвестиционной привлекательности ни компаний, ни страны.

Результат разгосударствления теми методами и положениями, которые были предложены, показал, что государство должно участвовать в регулировании всех моментов, которые регулируют отношения с госимуществом. Нужно находить компромисс интересов между обществом и страной.

Ваучерная приватизация

Если предприятие выбирало способом прохождения демонополизации продажу акций, ей на выбор предоставлялись три варианта. В таком случае необходимо продать не менее 29% уставного капитала посредством аукционов и поменять на ваучеры. Так достигалось получение населением необходимого количества приватизационных чеков.

Ваучеры вручались с 1 октября 1992 года. Стоимость чека составляла 25 рублей. Приобретались они только в отделениях Сбербанка. Стоил ваучер 10 тысяч рублей. Его стоимость рассчитывалась исходя из ценности основных производственных фондов компании. Приватизационным чекам свойственна анонимность, поэтому приобретали их в обществе кто как умел: через чековые инвестиционные фонды или у других граждан. Данный момент никак не отслеживался ответственными ведомствами за данное мероприятие. Стоимость чеков зависела от баланса спроса и предложения. Она была в пределах от 500 рублей до 29 тысяч рублей.

Стоимость акций зависела от таких причин, как финансовое состояние компании, местоположение, репутация, проблемы с налогообложением. Она варьировалась в большом диапазоне. Все это послужило хорошей почвой для развития коррупции на предприятиях. Управляющие предприятия, оказывая давление на сотрудников, добивались удобного исхода на важных собраниях. Оказывая такой же нажим, они выкупали акции у сотрудников. На таком способе демонополизации обогатилось множество людей, занимающих высокие должности.

Залоговые аукционы

Для увеличения доходов прибыль от приватизации в 1995 году появляется посредством залоговых аукционов. Происходило это при помощи выдачи кредитов под залог акций государства некоторых больших фирм. Правительство отказалось выполнить свои обязательства, не вернуло кредиты, и контрольные пакеты акций стали принадлежать кредитным организациям. Размер суммы, получаемой правительством, колебался в пределах 1,85% прибыльного бюджета страны.

Залоговые аукционы породили класс общества – олигархи, которые сумели извлечь выгоду из возникшей ситуации.

После разгосударствления «Связьинвест», «Норильский никель» и других большинство людей взволновало множество скандалов и криминальных дел, связанных с темными махинациями по переходу госимущества к ненадежным собственникам. Ведь их целью было получение быстрой прибыли, а не долгосрочное развитие и укрепление компании.

Мероприятие получило негативную критику поскольку:

  • федеральная собственность продавалась по заниженным тарифам, а конкурсы были сфальсифицированы;
  • возникло недоверие у большинства жителей страны к разгосударствлению, вызванное нечестными итогами конкурсов.

Казну пополняли и при помощи залоговых аукционов. Таким образом, удавалось достаточно неплохо пополнить государственные запасы. Как это происходило? Прибыль удавалось получить за счет кредитов под залог государственных пакетов больших компаний. Таким путем собственность отчуждалась по заниженной стоимости. Именно поэтому залоговые аукционы активно критиковали и осуждали. К тому же население Российской Федерации в целом очень недоверчиво относилось к процессу приватизации. Именно в процессе приватизации страна перешла от социализма к капитализму. То есть процесс приватизации повлек за собой очень важные события государственной важности. Также приватизация привела к сокращению масштабов и объемов производства. Пострадала ,ка легкая, как и обрабатывающая промышленность.

Другая ситуация была с предприятиями. Одна из больших проблем состояла в том, что все имущество в стране принадлежало всем людям совместно, но в то же время одни люди работали на предприятиях, производивших какие-то ценности или, например, создававших какую-то добавленную стоимость, как магазины, а огромное количество людей работало на предприятиях или с участием активов, в которых не было никакой материальной ценности, которые невозможно было приватизировать. Соответственно, уже начальная приватизация, по которой те, кто работал на предприятиях, получали значительную долю собственности на этих предприятиях, таких как, например, маленькие магазины, была совершенно несправедлива по отношению к работникам госсектора. Скажем, учителя школ не получили здания школ в свою собственность, сотрудники академических институтов не получили академическую собственность, а трудовые коллективы магазинов и малых предприятий получили. То есть огромная несправедливость была уже заложена тогда.

Еще бо́льшую проблему создавала приватизация крупных предприятий, которые в советское время были страшно неэффективными или производили, например, абсолютно ненужную экономике продукцию, как большинство предприятий военно-промышленного комплекса. Их приватизировать было сложно, потому что многие из них были никому не нужны или были нужны совершенно для других целей. Как это, естественно, бывает, если есть какой-то неэффективный завод, то он может не представлять никакой ценности, а если его снести и в этом месте построить парковку, то ценность может быть довольно большой.

Соответственно, для того чтобы такую приватизацию проводить, хорошо было бы придумать какой-то экономический механизм. Например, можно было бы проводить аукционы, на которых тот, кто ценил бы этот актив выше, чем другие, мог бы заплатить больше. Понятно, если мы спрашиваем людей, спрашиваем граждан и спрашиваем фирмы, сколько они готовы заплатить, то здесь нет никаких оснований говорить на этот вопрос правду. А если все вынуждены делать ставки, которые обязаны платить, если выигрывают, то тогда такой аукцион выявит того, кто будет наиболее эффективным собственником завода и сможет решить: лучше его поддерживать как какое-то бессмысленное производство, которое будет для него убыточным, или лучше все заасфальтировать и сделать парковочный комплекс, который будет приносить прибыль. И конечно, среди тех активов, которые должны были перейти в частную собственность, было огромное количество активов, которые были не убыточными, а прибыльными. Например, все, что связано с добычей нефти, драгоценных металлов, с металлургической промышленностью, химической промышленностью.

Соответственно, вопрос о том, как можно передать эти предприятия в частную собственность, был очень политически острым. Надо понимать также, что, если бы не были приняты какие-то решения о том, как эта приватизация будет проведена, она бы все равно прошла. Собственно, к тому моменту, когда приватизация началась, уже значительная часть промышленных активов перешла в частные руки — перешла в том смысле, что, например, директора этих предприятий сумели накопить на своих персональных счетах большие деньги и фактически превратили эти предприятия отчасти в свои собственные. Поэтому перед тогдашним политическим руководством страны стояла сложная задача: как передать активы таким образом, чтобы и получить хоть какой-то доход в государственный бюджет, с которым тогда были большие проблемы, и в то же время чтобы это досталось хоть каким-то собственникам, которые смогут эти активы использовать?

Например, когда в 1980-е годы в Англии или Америке проводилась приватизация тех предприятий, которые были избыточно государственными, то основная задача, которую ставили правительства перед организаторами приватизации, была именно передача в руки тех, кто сможет это эффективно использовать, то есть в руки тех, кто сможет извлекать наибольшую прибыль. В российских условиях значительным требованием было и то, что продажа должна приносить хоть какие-то деньги в бюджет. И тогдашнее политическое руководство очень сильно зависело от инсайдеров, то есть вес директорского корпуса, тех людей, которые управляли предприятиями в советское время, в политической власти был огромным. Соответственно, российская приватизация крупных предприятий была очень сильно смещена в сторону, во-первых, работников этих предприятий, во-вторых, менеджмента этих предприятий.