Просим пересмотреть дело Обухова Дмитрия Андреевича, обвиненного по сфабрикованным доказательствам

Успешный предприниматель и общественный деятель В. в августе 2017 г. принял решение баллотироваться на выборную должность в органы местного самоуправления в г. Кимры Тверской области. По «удивительному совпадению» спустя некоторое время после этого в квартиру его пожилой матери, где он зарегистрирован, но не проживает уже 17 лет, пришли с обыском сотрудники местного отделения полиции.

По словам оперативников, обыск производился в рамках уголовного дела, возбужденного по факту хищения ноутбука у гражданина, ранее семье В. не знакомого. Основанием для производства обыска стал рапорт оперуполномоченного, в котором содержалось предположение о том, что похищенные предметы могут находиться в квартире В. Обыск производился без судебного решения, следователь МВД России вынесла постановление о производстве обыска в случае, не терпящем отлагательства.

Неудивительно, что в ходе обыска не было найдено искомых вещей, однако в квартире законопослушной пенсионерки было обнаружено большое количество запрещенных предметов, среди которых: пистолет Макарова с глушителем и боевыми патронами к нему, граната Ф-1, взрывчатка, сверток из скотча с амфетамином. Нам было очевидно, что все эти предметы были подброшены в квартиру с ведома сотрудников полиции и данный обыск был не чем иным, как первым шагом к незаконному уголовному преследованию В. в связи с его общественной деятельностью.

Абсурдность и парадоксальность ситуации выражается в следующих подробностях.

  1. Обыск в квартире занял не более 30 минут, за которые оперативники сумели найти большое количество перечисленных вещей. Обычно же подобные следственные действия длятся по несколько часов. Это наталкивает на мысль о том, что сотрудники еще до прихода в квартиру знали, что и где им придется найти.
  2. Поразительно, но часть упомянутых предметов, в том числе и граната Ф-1, были найдены в нижнем отсеке газовой плиты, т.е. под духовым шкафом. При этом мать В. достаточно часто готовит выпечку в духовке. Страшно представить, какими могли быть последствия в случае, если бы граната пролежала там дольше.
  3. Гвоздем программы, конечно же, является процессуальное оформление действа:
  • обыск производился в рамках расследования уголовного дела о краже ноутбука;
  • основанием для производства обыска послужил рапорт оперуполномоченного полиции, в котором он сообщил о возможном нахождении в квартире В. похищенных золотых украшений;
  • в результате обыска не было найдено ни ноутбука, ни золотых украшений, но зато были обнаружены и изъяты запрещенные предметы.

Впоследствии мною в Кимрский городской суд в порядке ст. 125 УПК РФ была подана жалоба, в которой я указал, что в данном случае обстоятельств, не терпящих отлагательства, не было и, соответственно, производство обыска незаконно.

Неудивительно, что жалоба была удовлетворена, и постановлением Кимрского городского суда производство обыска было признано незаконным. Однако это не помешало возбудить в отношении В. уголовное дело по ст. 222 и 228 УК РФ.

Для того чтобы предотвратить незаконное уголовное преследование моего доверителя, я обратился в Генеральную прокуратуру в порядке ст. 124 УПК РФ, указав на многочисленные нарушения со стороны следователей МВД и предположив, что они небеспристрастны. В результате прокурорской проверки уголовное дело было изъято прокуратурой из производства МВД России и передано в СК РФ; параллельно в отношении полицейских было возбуждено уголовное дело по ст. 286 УК РФ – превышение должностных полномочий. Я вступил в дело в качестве представителя В.

В настоящий момент В. является потерпевшим по двум уголовным делам. Одно из них возбуждено по ст. 222 и 228 УК РФ, в качестве обвиняемого по нему привлечен бывший лидер одной из местных криминальных группировок, который как раз и организовал незаконный обыск, предварительно подбросив запрещенные предметы в квартиру матери моего доверителя, а другое дело возбуждено в отношении сотрудников полиции по ст. 286 УК РФ. Как мне кажется, у инициатора уголовного дела есть личные счеты с моим доверителем.

Однако производство по уголовным делам осуществляется крайне медленно, расследование сопровождается недопустимой волокитой. После того как я обжаловал бездействие следствия в порядке ст. 124 УПК РФ, Кимрская прокуратура внесла несколько требований об устранении нарушений в местный отдел Следственного комитета, но каких-либо существенных шагов со стороны следствия пока не сделано. Поражает, что некоторые сотрудники полиции, причастные к данному преступлению, не только не привлечены к уголовной ответственности, но до сих пор продолжают сохранять свои должности.

Прискорбно, что положительная динамика по расследованию данных уголовных дел началась лишь после обращения к Генеральному прокурору.

Интересно, что даже возбуждение уголовных дел не обезопасило квартиру В. от преступных посягательств. Спустя много месяцев после описанных событий мать В. вновь обнаружила в своем холодильнике сверток с амфетамином. После этого события она, разумеется, обратилась в Следственный комитет. Приехавшие сотрудники произвели осмотр места происшествия и возбудили уголовное дело, соединив его с тем, которое находится у них в производстве. Найденное вещество направлено на экспертизу.

В настоящий момент, по словам следователя, предварительное следствие по уголовному делу, возбужденному по ст. 222 и 228 УК РФ, завершается, и скоро дело будет передано в суд. Обвиняемый в течение долгих месяцев находится под стражей. В судебном разбирательстве я планирую принять участие в качестве представителя потерпевшего, чтобы добиться максимально строгого наказания для виновного. Что касается уголовного дела в отношении сотрудников полиции, возбужденного по ст. 286 УК РФ, то следует с огорчением отметить, что следствие намеренно затягивается и, по всей видимости, придется еще неоднократно обращаться с жалобами в прокуратуру, чтобы ускорить уголовный процесс.

Просим пересмотреть дело Обухова Дмитрия Андреевича, обвиненного по сфабрикованным доказательствам.

Этот мальчик СИРОТА! ЭТО МОЖЕТ СЛУЧИТЬСЯ И С ВАШИМ РЕБЕНКОМ!!! Нужно чтобы как можно больше людей узнало об этом!

Как следователь «родила» наркодиллера

В центре Москвы в 21 веке свора «юристов» обрушили всю мощь репрессивной государственной машины на беззащитного 21 летнего юношу, следователь, прокурор обвинили его в преступлении которое он не совершал, по сфальсифицированным доказательствам, не использовав очевидные смягчающие обстоятельства, судья дала за ничтожное преступление максимальный страшный, срок наказания в 10 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Тверским районным судом г. Москвы (председательствующийифедеральный судья Неверова Т.В.) 06.04.2015 г. вынесен приговор в отношении Обухова Дмитрия Андреевича, которым он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 10 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В основу приговора легли процессуальные документы, сфабрикованные следователем Тверского отела г. Москвы Рыгиной О.М. и адвокатом по назначению следователя Политиковой И.А. Следователь Рыгина пренебрегла правом Дмитрия на правовую помощь, незаконно, без присутствия адвоката (Политикова появилась позже, все подписала задним числом) составила показания, в которых Дмитрий, якобы, сам признается в сбыте наркотиков и заставила подписать его эти документы под угрозой избиений, издевательств, глумления со стороны оперативных сотрудников. Сделала Рыгина это по старой следовательской «традиции», чтобы иметь основание для шантажа родственников обвиняемого. И основание для вымогательства она «слепила» весомое — 10 лет лишения свободы, то есть в случае хранения наказание от 3 до 10 лет, в случае распространения от 10 до 20 лет. Расчет простой — принесете деньги, я расценю эти показания, как недостаточные доказательства приготовления к распространению наркотиков, не принесете — впаяю сбыт и Тверской суд меня поддержит, не говоря уже о прокуроре. Следователь знала за что боролась — Дмитрий сообщил Рыгиной про деньги от продажи квартиры в г. Чебоксары, единственного имущества братьев Дмитрия и Дениса, которая осталась после смерти родителей. К преступной схеме следователь подключила адвоката Политикову — именно она озвучивала «хотелки» следователя, и обещала, что уголовное дело будет «закрыто». Следователь Рыгина через Политикову цинично вымогала у Дениса деньги, когда же Денис не смог собрать сумму, следователь Рыгина невозмутимо сделала все «по закону», то есть направила дело в суд по обвинению в приготовлении к распространению, отлично зная, что доказательства, на которые она ссылается, недопустимы, она же сама их и фабриковала!!!

Адвокат Белов в защиту Обухова Д.А. получил неоспоримые доказательства того, что в момент проведения допроса адвоката Политиковой не было в отделе полиции. Очень редкий случай, обычно рука руку моет. Документы о том, что адвоката не было, приобщены к материалам уголовного дела.В соответствии с уголовно-процессуальным кодексам такие обстоятельства являются основанием к признанию доказательств недопустимыми и, соответственно, исключению из обвинения факта приготовления к реализации наркотиков. Одновременно это свидетельствует о фальсификации доказательств следователем Рыгиной и адвокатом Политиковой.

Судья Неверова после продолжительной и планомерной истерии, в которую она превратила судебное слушание, отмела все доказательства невиновности, все документы, свидетельствующие о превышении должностных полномочий следователем, о фальсификации доказательств и, невзирая на наличие в деле оснований для назначения наказания ниже низшего предела, очевидно, в отместку за принципиальность и настойчивость Дмитрия в защите своих прав, вынесла максимальный приговор — 10 лет

Посмотрите на фотографии. Ближайшие 10 лет этот мальчик проведет в колонии строгого режима, вместе с отпетыми преступниками, рецидивистами, каждый из которых совершил особо тяжкие преступления. Неужели это возможно, неужели обществу это нужно. Дмитрий в следственном изоляторе находится уже 8 месяцев.

Дмитрий совсем молодой человек, ему 21 год, воспитывался без отца и без матери, с 14 лет самостоятельно зарабатывал на жизнь. С детства ухаживал за лошадьми, в 2013 году окончил Раменский дорожно-строительный техникум по специальности «тренер-наездник лошадей» и всегда работал, ни дня не бездельничал. Никогда не употреблял и не торговал наркотиками и приговор 10 лет за сбыт ему, задержанному с 1, 77 грамма амферамина (еще надо разбираться как он у него оказался), выглядит как насмешка над здравым смыслом, как издевательство над правосудием, как злоупотребление полномочиями суда и всей правоохранительной системой.

В августе 2014 года Дмитрий познакомился с неким молодым человеком, который предложил ему совместно употребить наркотик. Общительный и наивный от природы, Дмитрий согласился попробовать, встретился с приятелем и тут же был задержан сотрудниками полиции. Приятель, при этом, сбежал.

С первых мгновений задержания Дмитрия прессовали, сознательно подавляя всякие возможности к сопротивлению, как же, задержали матерого наркомана. Запуганный, деморализованный, одинокий, Дмитрий вынужден был делать все, что говорят ему сотрудники полиции, подписывать протоколы, не читая, в страхе новых издевательств. К чести оперативных сотрудников скажу, что они четко отработали по хранению амфетамина, ничего лишнего не фантазировали, сделать из ребенка сбытчика наркотиков решила уже следователь.

Осознавая работу правоохранительной системы становится страшно. Страшно, потому что следователь Рыгина не монстр, не урод. Она обычная молодая выпускница ведомственного вуза, которую кто-то, оставшийся за кулисами, вовлек в преступную работу по вымогательству денег из родственников задержанных. Где гарантия, что ее рвение и рвение ее хозяев не будет направлено на кого-нибудь еще? Каждый из нас может оказаться жертвой этого молоха, оказаться на скамье подсудимых по фальшивому обвинению. Дмитрий Обухов теперь знает это не понаслышке. Скоро дело будет рассматриваться в суде второй инстанции. Нам нужна поддержка. Надо всем рассказать, что следователь фабрикует доказательства, а суд покрывает его невзирая на абсолютные доказательства фабрикации. Все доказательства фабрикации доказательств есть в уголовном деле и у меня, адвоката Белова Олега Юрьевича. Мой телефон 8-909-999-33-50. Почта advokatbelov@ gmail.com. Я и Дмитрий будем благодарны за любое освещению ситуации, за любую информационную помощь. В приложении фото Дмитрия за месяц до ареста.

Немного о составе преступления

Законодатель по вполне понятным причинам ввел в Уголовный кодекс РФ ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу, установив ее в санкциях ч.ч. 2, 3 и 4 ст. 303 УК РФ. Тогда как диспозиции ст. 303 УК РФ, касаемо фальсификации доказательств по уголовному делу, указывают на совершение фальсификации лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником (ч. 2) фальсификацию по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия (ч. 3), и фальсификацию результатов оперативно-розыскной деятельности лицами, уполномоченными на ее проведение (ч. 4). На первый взгляд, все хорошо. Но данный состав преступления имеет очень много недоработок и вопросов, которых в подобном случае быть не должно в силу вредности деяния. Но досконально рассматривать в данной статье проблемы правоприменения данной статьи мы не будем.

Для начала необходимо разобраться с понятием «фальсификация». Необходимо отметить, что законодатель не дает определения данному термину ни в Уголовном законе РФ, ни в каком бы то ни было ином законе. В этой связи определение рассматриваемого термина спорно, имеет несколько мнений и позиций. Но я буду придерживаться интерпретации, изложенной Верховным судом РФ (далее – ВС РФ), который в ряде судебных актов отразил правовую позицию, согласно которой «фальсификация по смыслу закона заключается в сознательном искажении представленных в уголовное дело доказательств, на основе которых органами предварительного расследования или судом принимается решение». Между тем еще в 2006 году ВС РФ дал более широкое определение данному термину, указав, что «по смыслу ст. 303 УК РФ под фальсификацией доказательств понимается искусственное создание или уничтожение доказательств в пользу обвиняемого или потерпевшего. Такими действиями могут быть признаны уничтожение или сокрытие улик, предъявление ложных вещественных доказательств». Таким образом, можно вести речь о принятии обоих определений фальсификации доказательств по уголовному делу.

Самыми распространенными способами и методами фальсификации являются:

  • внесение не соответствующих действительности сведений в подлинный документ,
  • внесение исправлений в документ, его полное или частичное уничтожение,
  • дополнение документа вне порядка, предусмотренного для этого уголовно-процессуальным законодательством,
  • подделка подписи должностного лица, удостоверение документа подлинной печатью,
  • подмена, деформирование и иное искажение вещественных доказательств (например, нанесение пятен крови, отпечатков пальцев на соответствующий предмет), то есть изготовление вещественных псевдодоказательств,
  • составление ложных по содержанию письменных доказательств (например, составление протокола выемки у подозреваемого фактически не изымавшегося предмета преступления),
  • подкладывание, подбрасывание предметов или документов (например, наркотического средства, оружия) с целью их дальнейшего изъятия и оформления в качестве доказательства и так далее.

Затем сфальсифицированные такими способами доказательства оказываются в материалах уголовного дела, обвинительное заключение (акт, постановление) по которому беспрекословно утверждается прокурором, и такое дело направляется в суд. А далее особенно в суде первой инстанции «пролетают» такие псевдоказательства со свистом, кладутся в основу обвинительного приговора, и подсудимый получает срок.

Важно! Для квалификации действий по ст. 303 УК РФ не имеет значение, было принято судом такое доказательство, рассматривалось ли оно в качестве такового, признано оно допустимым либо нет, повлияло ли на исход дела, поскольку действия предъявителя поддельных доказательств не зависят от их судебной оценки.

Что касается мотивов фальсификации доказательств, то они не имеют правового значения. Вместе с тем можно выделить несколько основных причин, толкающих указанным лиц на фальсификацию доказательств:

  • корыстная заинтересованность,
  • желание помочь избежать ответственности лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления,
  • и наоборот, желание доказать вину подозреваемого, тем самым «раскрыть» быстрее преступление и отправить дело в суд,
  • в целях облегчения совершения иного преступления (например, получение взятки за «прекращение» возбужденного уголовного дела).

Фальсификация доказательств в уголовном процессе

По неясным причинам законодатель не ввел уголовную ответственность за фальсификацию доказательств для судьи и секретаря судебного заседания, который ведет протокол судебного заседания, являющийся единственным доказательством, позволяющим проверить весь ход судебного разбирательства, в том числе порядок исследования доказательств, их содержание, соблюдение всеми участниками судебного разбирательства действующего законодательства и т.д.

Очень часто показания допрашиваемых в судебном заседании лиц искажаются в протоколе судебного заседания, то есть «подгоняются» под необходимый результат, а иногда и просто переписываются с обвинительного заключения (акта, постановления). Если имеются подозрения о том, что в вашем случае было именно так, следует сравнить стилистику изложения показаний в протоколе судебного заседания (предварительно естественно следует получить его копию) и в обвинительном заключении либо непосредственно в протоколе допроса этого лица. И в случае идентичности (порой секретари не удосуживаются даже поменять местами слова) заявить об этом в жалобе на приговор.

Но основной совет, которому следует последовать, — это вести аудиозапись судебного заседания.

Важно! Вести аудиозапись участник процесса может без разрешения судьи, в отличие от видеозаписи, которая, как и фотографирование, допускается только с разрешения председательствующего.

Если по своему содержанию аудиозапись отличается от протокола судебного заседания, то в обязательном порядке следует об этом заявить путем обращения с возражениями на протокол судебного заседания. Поскольку, если этого сделано не будет, в последующих инстанциях при пересмотре дела доводы о несоответствии содержания протокола судебного заседания действительности будут проигнорированы.

Это основные моменты, которые необходимо уяснить, чтобы минимизировать вариант фабрикации в отношении вас уголовного дела и вынесения обвинительного приговора. Но опять же, повторюсь, предусмотреть в рамках одной статьи все варианты развития событий невозможно. Не жалейте денег на адвоката, изыщите средства заключить соглашение на оказание юридической помощи, ведь на кону ваша свобода, а возможно и судьба.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

  • Задать вопрос адвокату

17 октября 2017 года в Пензе сотрудники ГИБДД и оперативники ФСБ России задержали Егора Зорина (род. 1997), студента факультета физико-математических и естественных наук Педагогического института имени В. Г. Белинского Пензенского государственного университета.

По данным следствия, в кармане у Зорина были обнаружены наркотические вещества. После задержания он написал явку с повинной, признавшись в участии в террористическом объединении. 18 октября ФСБ возбудила уголовное дело по статье 205.4 УК РФ («Организация террористического сообщества и участие в нем»).

Вскоре после задержания Зорин дал показания на других жителей Пензы: Илью Шакурского (род. 1996), Василия Куксова (род. 1988), Дмитрия Пчелинцева (род. 1992) и Андрея Чернова (род. 1989). Шакурский и Чернов учились в пензенских вузах, Пчелинцев и Куксов были местными левыми активистами. Уголовное преследование Зорина вскоре прекратили в соответствии с примечанием 1 к статье 205.4, поскольку он добровольно сообщил о террористическом сообществе.

5 ноября 2017 года, в рамках дела в Санкт-Петербурге арестовали музыканта и программиста Армана Сагынбаева (род. 1992), его затем перенаправили в Пензу.

Первое сообщение в СМИ об арестах в Пензе появилось 11 декабря 2017 года в интернет-издании «ОВД-Инфо». Первоначально фигурантов этого дела включили в список задержанных по другому громкому процессу — экстремистского движения «Артподготовка» (запрещено в России). Однако вскоре выяснилось, что задержанные в Пензе и Санкт-Петербурге, не имеют к нему отношения.

Широкое освещение дела началось в январе 2018 года после очередных арестов в Санкт-Петербурге. Тогда были задержаны по обвинению в участии в террористической организации программист Виктор Филинков (род. 1994, гражданин Казахстана) и предприниматель Игорь Шишкин (род. 1991). После этих арестов интернет-издание «Фонтанка» впервые упомянуло, что террористическая организация, в причастности к которой они подозреваются, носит название «Сеть».

В апреле 2018 года по этому делу в Петербурге арестовали промышленного альпиниста Юлия Бояршинова (род. 1991). Последние фигуранты, активисты Михаил Кульков и Максим Иванкин (оба — род. 1994), были арестованы в Пензе 5 июля.

Все арестованные по делу «Сети» ранее не привлекались к уголовной ответственности. Объединяло их увлечение страйкболом, среди них несколько инструкторов по стрельбе. Сообщалось, что все подозреваемые, за исключением Василия Куксова, первоначально сознались в участии в террористической организации.