Реформирование института дисциплинарной ответственности судей: обзор изменений в Законе РФ «О статусе судей в Российской Федерации»

В Конституционном Суде РФ в четверг состоялось заседание, в ходе которого участники пытались выяснить, можно ли увольнять судей за допущенные ошибки, и где грань между такой ошибкой и пренебрежением профессиональными обязанностями. Это дело было инициировано по жалобе бывшей судьи Преображенского районного суда Москвы Анжелики Матюшенко, которая, проработав в суде 8 лет, лишилась должности после соответствующего решения Квалификационной коллегии судей.
Как установила коллегия, Матюшенко, рассматривая дело в апелляционном порядке, выносила решения с нарушением норм УК и УПК, в частности, ложно определила наличие умысла в действиях подсудимой, а также оставила в силе назначенное мировым судом наказание в виде лишения свободы. Поскольку подсудимая была серьезно больна, Матюшенко, по мнению ККС, поставила под угрозу ее жизнь и здоровье и в целом нарушила общие начала назначения наказания, принципы законности, равенства, справедливости и гуманизма.
Заявительница пыталась оспорить свое увольнение в Верховном Суде, но тот подтвердил справедливость решения квалификационной коллегии. Теперь же автор жалобы пыталась доказать неконституционность положений законов, на базе которых получила отставку: «О статусе судей», «Об органах судейского сообщества», а также Кодекса судейской этики.
Поднявшись на трибуну КС, Матюшенко разрыдалась, не успев сказать и слова. Слегка укротив эмоции, бывшая судья сообщила лишь, что полностью поддерживает тезисы своей жалобы: «Я не считаю, что допустила ошибки, и вынесла такое решение, которое сочла нужным».
«Этот вопрос в законе урегулирован недостаточно четко, — начала разъяснять позицию заявительницы ее адвокат Венера Бондаренко. — В указанной норме нет четкого определенного указания, какие именно нарушения могут быть признаны дисциплинарным проступком». По ее мнению, на практике это приводит к необоснованному расширению полномочий ККС при решении вопроса о привлечении судей к дисциплинарной ответственности.
Отвечая на вопросы представителей стороны, принявшей оспариваемый акт, Матюшенко заявила: «Я всю эту ситуацию представляю так, что меня уволили за выраженное мнение при рассмотрение дела». Тем самым она дала понять, что не считает справедливым обвинение в нарушении основополагающих принципов судопроизводства. «До сих пор верю, что я приняла правильное решение!» — в сердцах воскликнула она и удалилась от микрофона.
Получив слово, представитель президента Михаил Кротов напомнил, что в постановлении КС от 2001 г. суд признал, что на судей возлагается большая ответственность при вынесении решения, при этом некоторые обстоятельства рассматриваемого дела могут быть от них скрыты. Поэтому существуют высшие инстанции, в которых дело может быть пересмотрено, и это — единственный предусмотренный порядок для оспаривания решения, вынесенного судьей. Дело же, которое вела заявительница, было прекращено решением вышестоящей инстанции по причине отсутствия состава преступления, поэтому уволена она была не за ошибку, а за «пренебрежительное отношение к профессиональным обязанностям и игнорирование процессуальных прав участников» (Кротов здесь процитировал решение ККС). Вменение судье в вину таких проступков, по мнению Кротова, не противоречит закону, который гласит: судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию и другие федеральные конституционные законы, а помимо этого «должен избегать всего того, что может умолить его авторитет и авторитет судебной власти». В целом представитель президента не усмотрел в законоположениях, которые приводились в рассматриваемой жалобе, противоречий Основному закону.
«Судья может быть привлечен к ответственности в виде увольнения за ошибку только в случае принятия неподсудного акта в результате поведения судьи», — заявил представитель Госдумы Александр Харитонов. В законе, считает он, сформулированы основные требования к судье и названы обстоятельства, которые могут привести к дисциплинарным мерам. «КС уже называл все эти принципы определенными, и не нарушающими права судей», — отметил делегат от парламента. Он, таким образом, тоже не нашел оснований для удовлетворения жалобы Матюшенко.
Валентин Пирожков, выступавший от имени Верховного Суда знал, за что точно не увольняли Матюшенко: «Конечно, не за ошибку она привлечена». Он добавил, что речь идет о судье апелляционной инстанции, и у него складывается ощущение, что судья просто проштамповала решение мирового суда, не изучив обстоятельства дела. «Не учла личность подсудимой, которой 60 лет, то, что преступление небольшой тяжести, ранее к уголовной ответственности не привлекалась, являлась инвалидом II группы, ветераном труда, имела ряд тяжелых заболеваний, никаких отягчающих обстоятельств», — все эти аргументы заставляли нейтрального свидетеля заседания забыть о его начале и слезах бывшей судьи. Пирожков затем начал цитировать имеющийся у него протокол заседания ККС. «Почему Вы оставили меру пресечения, когда была справка, что подозреваемая находилась на стационарном лечении?» — зачитал он вопрос, и тут же ощутимым упреком в интонации констатировал, что ответа на него тогда не последовало. «Что Вам мешало затребовать справку?» — Пирожков продолжил цитировать документ. — «Ответ — если Молчанова (фамилия подсудимой по тому делу — Право.Ru) больная, нужно ей сидеть дома».
Правом на заключительное слово воспользовалась только сторона заявителя. «Обстоятельства дела против Молчановой не являются предметом рассмотрения данного заседания», — Матюшенко пыталась нивелировать явно не льстивший ей диалог с ККС, который привел Пирожков. Ее адвокат же посчитала разбирательство длившееся более часа тщетным: «Никто из выступавших не назвал критериев, на основании которых можно разграничить судебную ошибку и дисциплинарный проступок».
Постановление КС, которое будет озвучено примерно через месяц, вряд ли призовет к пересмотру решения ККС об увольнении заявительницы, ведь по итогам дебатов стало понятно — было, за что. Но самый интересный вопрос — сочтет ли суд нормы оспариваемого закона неопределенными с правовой точки зрения? Право.Ru будет следить за развязкой этого дела.