Существенные нарушения норм материального права

Новая редакция Ст. 391.11 ГПК РФ

1. Председатель Верховного Суда Российской Федерации или заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации по жалобе заинтересованных лиц или по представлению прокурора вправе внести в Президиум Верховного Суда Российской Федерации представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях устранения фундаментальных нарушений норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений и лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных настоящим Кодексом, в том числе права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, либо существенно ограничили эти права.

2. Жалоба или представление прокурора, указанные в части первой настоящей статьи, могут быть поданы в течение шести месяцев со дня вступления обжалуемых судебных постановлений в законную силу.

2.1. Пропущенный срок подачи жалобы или представления прокурора, указанных в части первой настоящей статьи, может быть восстановлен в порядке, предусмотренном частями третьей и четвертой статьи 391.2 настоящего Кодекса.

3. Дело по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации или заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации рассматривается Президиумом Верховного Суда Российской Федерации в порядке, предусмотренном статьей 391.10 настоящего Кодекса.

4. Председатель Верховного Суда Российской Федерации или заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации, внесший представление, не может участвовать в рассмотрении Президиумом Верховного Суда Российской Федерации дела, о пересмотре которого им внесено представление.

Комментарий к Статье 391.11 ГПК РФ

1. Статья 391.11 ГПК РФ предоставляет Председателю ВС РФ или его заместителю право внести в Президиум ВС РФ представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора. Отметим, что такое право появилось у них сравнительно недавно (см. ФЗ от 04.12.2007 N 330-ФЗ). Конституционность данной нормы проверялась в КС РФ до вступления закона, внесшего изменения в ГПК РФ на предмет соответствия Конституции, о чем свидетельствует Постановление КС РФ от 05.02.2007 N 2-П.

Нововведением стали основания, которые побуждают Председателя ВС РФ или его заместителя обратиться с соответствующим представлением. Это общие основания для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора (ст. 391.9 ГПК РФ). Основания надзорного производства, начатого по представлению Председателя ВС РФ или его заместителя, коренным образом изменились. В настоящее время ими являются:

— фундаментальные нарушения норм материального права (см. комментарий к ст. 387);

— фундаментальные нарушения норм процессуального права (см. комментарий к ст. 387).

Впервые российский законодатель применяет к обозначенным нарушениям термин «фундаментальные», заимствованный из практики ЕСПЧ. Исходя из нее, к таким нарушениям относятся лишь те немногие случаи при рассмотрении дела судами первой и второй инстанций, когда пересмотр вступившего в законную силу судебного акта признается ЕСПЧ оправданным (см. Постановления от 04.12.2008 по делу «Тишкевич против России», от 29.01.2009 по делу «Ленская против России»).

Положительным моментом является то, что несмотря на опять-таки отсутствие законодательной трактовки этого термина (как и в случае «существенных»), российский законодатель наделил их следующими признаками:

— выявленные нарушения повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений;

— выявленные нарушения лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных ГПК;

— выявленные нарушения существенно ограничили права, гарантированные ГПК.

Не перечисляя широкий круг тех прав, которые гарантированы заинтересованным лицам при их участии в гражданском судопроизводстве, законодатель показательно приводит следующие: право на доступ к правосудию, право на справедливое судебное разбирательство.

Право на доступ к правосудию не закреплено ни в Конституции, ни в ГПК РФ, ни в УПК. Изучение международных договоров, участником которых является Россия, показывает, что в них также нет определения о праве на доступ к правосудию. И тем не менее о наличии такого права и возможностях его национальной и международной защиты позволяет говорить судебная практика международных органов, в частности ЕСПЧ. Ее анализ показывает, что право на судебную защиту — это собирательное и очень широкое понятие, которое включает в себя ряд составляющих:

— право на государственную защиту прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации (ст. 45 Конституции);

— право на судебную защиту (ст. 46 Конституции);

— право на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ст. 47 Конституции);

— право на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции).

Обращение к Конвенции о защите прав человека и основных свобод позволяет выделить еще ряд составляющих, обеспечивающих право на доступ к правосудию. К ним можно отнести, например, право на справедливое и публичное разбирательство дела (ч. 1 ст. 6), право на разбирательство дела в разумный срок (ч. 1 ст. 6), право на рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом (ч. 1 ст. 6) и т.д.

2. Срок надзорного обжалования — это процессуальный срок. Наибольшие дискуссии в науке вызывает не только его продолжительность и целесообразность введения. Так, некоторые ученые-процессуалисты рассматривают его установление как посягательство на конституционное право граждан и организаций на судебную защиту (см., например, научные работы Е.А. Борисовой, Д.Х. Валеева, Р.В. Шакирьянова и др.). В эту дискуссию вступил КС РФ, который в своем Постановлении указал, что «установление законодателем сроков надзорного обжалования судебных постановлений обусловлено требованием гарантирования стабильности гражданского оборота и само по себе не может рассматриваться как нарушение конституционного права на судебную защиту» (см. Постановление КС РФ от 17.11.2005 N 11-П).

Срок на обжалование судебных постановлений, вступивших в законную силу в порядке надзора, остался неизменным. Так, надзорные жалоба или представление прокурора могут быть поданы в течение шести месяцев со дня вступления обжалуемых судебных постановлений в законную силу. Поэтому принципиально важным для правильного исчисления срока, указанного в ст. 391.11 ГПК РФ, является указание судьей даты поступления надзорной жалобы (представления) в суд надзорной инстанции.

3. Рассмотрение надзорной жалобы (представления) по существу по представлению Председателя ВС РФ или его заместителя происходит в общем порядке, свойственном для жалоб (представлений), поданных заинтересованными лицами (см. комментарий к ст. 391.10).

4. Председатель ВС РФ или его заместитель, внесший представление, не может участвовать в рассмотрении Президиумом ВС РФ дела, о пересмотре которого им внесено представление. Такое ограничение можно объяснить по меньшей мере двумя положениями процессуального законодательства:

1) в данном случае Председатель ВС РФ или его заместитель выступают инициаторами возбуждения надзорного производства, подменяя собой заинтересованное лицо. Однако интерес у них будет, тождественный прокурору, не материально-правовой, а служебный;

2) до обращения с соответствующим представлением в Президиум ВС РФ Председатель ВС РФ или его заместитель должны изучить дело, обнаружить в них основания для отмены судебного постановления с целью устранения фундаментальных нарушений норм материального права или норм процессуального права. Учитывая то обстоятельство, что изучение таких нарушений происходит еще до рассмотрения надзорного представления по существу, а также в силу действия ст. 17 ГПК РФ, не допускающей повторное участие судьи в рассмотрении дела, установление такого запрета является вполне закономерным.

Основания к отмене судебных решений

Основаниями к отмене или изменению судебного решения являются:

  1. неправильное определение юридически значимых обстоятельств:
  2. недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;
  3. несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела;
  4. нарушение или неправильное применение норм материального или процессуального права.

Приведенный в ст. 362 ГПК перечень свидетельствует о том, что все основания отмены судебного решения в общей форме могут быть сведены к незаконности и необоснованности решения.

В соответствии со ст. 363 ГПК нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, если суд

1) не применил закона, подлежащего применению; 2) применил закон, не подлежащий применению; 3) неправильно истолковал закон.

Несущественные процессуальные нарушения, т.е. такие, которые не могли повлиять на конечные выводы суда по делу, не влекут отмены судебного решения (ч. 2 ст. 362 ГПК). В этих случаях кассационная инстанция, не отменяя решения, в соответствии со ст. 368 ГПК указывает на допущенные нарушения в кассационном либо в частном определении. Вопрос об отмене судебного решения вследствие допущенного по делу нарушения норм процессуального права решается кассационной инстанцией с учетом конкретных обстоятельств дела.

Необоснованным решение признается при наличии у него следующих недостатков:

а) неправильное определение юридически значимых обстоятельств имеет место в тех случаях, когда суд не исследовал всех предусмотренных подлежащей применению нормой материального права юридических (доказательственных) фактов, наличие или отсутствие которых влияет на исход дела, либо исследовал юридические факты, не предусмотренные такой нормой (нормами). Пробел в установлении существенных для дела обстоятельств либо исследование обстоятельств, не предусмотренных подлежащей применению нормой материального права, обусловлены чаще всего неправильным определением предмета доказывания;

б) недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд считает установленными, имеет место тогда, когда положенные в основу судебного решения обстоятельства не подтверждены в решении указанными в законе доказательствами либо подтверждены недостоверными или противоречивыми доказательствами:

в) несоответствие выводов суда, исхоженных в решении, обстоятельствам дела имеет место в тех случаях, когда суд из установленных фактов сделал неправильный вывод о взаимоотношениях сторон. Это несоответствие возможно в случаях, когда норма материального права, регулирующая данные отношения, лишь в общей либо оценочной форме определяет обстановку, при которой наступают те или иные последствия (дела о расторжении брака, о выселении за невозможностью проживания и др.). В такого рода делах чаще всего и проявляется противоречие вывода о взаимоотношениях сторон установленным судом фактам.

Незаконным является решение, вынесенное судом с нарушением норм материального права, подлежащих применению по конкретному делу.

Основанием к отмене решения служит как неправильное применение норм материального права (ст. 363 ГПК), так и неправильное применение норм процессуального права (ст. 364 ГПК)1В соответствии со ст. 330, 362-364 ГПК неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации может являться основанием к отмене или изменению решения судебного акта. Неправильное применение нормы международного права может иметь место в случаях, когда судом не была применена норма международного права, подлежащая применению, или, напротив, суд применит норму международного права, которая не подлежала применению, либо когда судом было дано неправильное толкование нормы международного права. См.: п. 9 постановления Пленума ВС РФ от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» (Российская газета. 2003. 2 декабря)..

Нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, если суд:

  1. не применил закона, подлежащего применению;
  2. применил закон, не подлежащий применению;
  3. неправильно истолковал закон.

Неприменение закона, подлежащего применению, обычно проявляется в том, что суд не только не указывает в решении подлежащую применению норму материального права, но и разрешает дело вопреки нормам действующего законодательства. С данным нарушением кассационная инстанция чаще всего сталкивается тогда, когда суд первой инстанции применяет общий закон, не учитывая наличия специального закона, рассчитанного на конкретные правоотношения.

Нередко суды не применяют специального закона, предусматривающего особые нормы для отношении, выступающих предметом судебного разбирательства. Вместе с тем такая судебная ошибка может иметь своей причиной незнание либо неправильное толкование судом случаев применения закона по «нетипичному назначению», к «нетипичному предмету». Возможны также случаи «конкуренции законов» или случаи, когда одно и то же требование может быть основано на различным образом квалифицируемых фактах в рамках одного и того же длящегося правоотношения. Наконец, ошибка такого рода сопровождает решения, вынесенные без учета общепризнанных принципов и норм международного права, а также международных договоров Российской Федерации.

Применение ненадлежащего закона — это тоже нарушение норм материального права. Суть этого нарушения в том, что при разрешении дела суд руководствуется не той нормой, которая регулирует спорное отношение, а другой, применение которой не может иметь место к установленным по делу обстоятельствам. Подобное нарушение обусловлено, как правило, неправильной юридической квалификацией отношений сторон. Например, суд применяет нормы семейного права к отношениям, регулируемым нормами гражданского права или наоборот. Или нормы Трудового кодекса применяются к спорам лиц, на которых его действие не распространяется2Трудовой кодекс РФ не распространяется на военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, членов советов директоров (наблюдательных советов) организаций (за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор), лиц, работающих на основании договоров гражданско-правового характера, других лиц, если это установлено федеральным законом, кроме случаев, когда вышеуказанные лица в установленном Кодексом порядке одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей (ч. 8 ст. 11 ТК РФ). См.: п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. 63..

О применении ненадлежащего закона можно говорить и при нарушении судом предков закона во времени или в пространстве.

В силу общих принципов действия законов во времени новый закон либо полностью прекращает действие прежнего закона, либо замещает его в определенной части, ограничивая сферу применения прежнего закона. В обоих случаях, однако, возникает вопрос об определении во времени точной границы таких перемен. Типичными ошибками, допускаемыми в этой связи, является недопустимое придание обратной силы нормам нового закона.

Введение в действие одних законов влечет за собой, как правило, прямую отмену законодателем ранее принятых нормативных актов либо путем приведения перечня отменяемых нормативных актов, либо путем закрепления бланкетной нормы, запрещающей применение ранее принятых нормативных актов по предмету регулирования вновь принятого закона. Однако в отдельных случаях прежние нормативные акты продолжают действовать еще некоторое время после введения в действие нового закона либо продолжают применяться в части, ему не противоречащей. Кроме того, иногда старые нормативные акты, противоречащие новому закону, но не отмененные законодателем, не только формально сохраняют свою силу, но, даже будучи отмененными, подлежат обязательному применению к отношениям, возникшим до принятия нового закона. В результате провоцируются довольно запутанные ситуации (особенно в области законодательства о пенсионном и ином социальном обеспечении), требующие разъяснения Верховного Суда РФ.

Неправильное истолкование закона допускается судами в тех случаях, когда применяется закон, подлежащий применению, но содержание и смысл его понимаются неверно, вследствие чего в решении суд делает неправильный вывод о правах и обязанностях сторон. Подобное нарушение может быть допущено при превышении пределов допустимого (расширительном или ограничительном) толкования судом норм материального права.

Неправильным толкованием закона является и ошибочный вывод о наличии условий для его применения. Так, суд не вправе удовлетворять иск о возмещении морального вреда, причиненного гражданину нарушением его пенсионных прав. Нарушения пенсионных прав затрагивают имущественные права граждан, а потому суд, исходя из положений п. 2 ст. 1099 ГК РФ, обязан отказывать гражданину в удовлетворении его требования о компенсации морального вреда, так как специального закона, допускающего в указанном случае возможность привлечения пенсионных органов к такой ответственности, не имеется.

Вариантом неправильного толкования является применение способа защиты (меры принуждения), не предусмотренного либо прямо запрещенного применяемым законом. Так, извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации ст. 152 Гражданского кодекса РФ и другими нормами законодательства не предусмотрено, поэтому суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в той или иной форме. Вместе с тем суд вправе утвердить мировое соглашение, в соответствии с которым стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчиком извинения в связи с распространением не соответствующих действительности порочащих сведений в отношении истца, поскольку это не нарушает прав и законных интересов других лиц и не противоречит закону, который не содержит такого запрета.

Отдельного упоминания заслуживают акты толкования конституционного смысла того или иного закона Конституционным Судом РФ, применение которых обязательно для всех судов общей юрисдикции. Эти акты в отдельных случаях ограничивают возможность применения действующего закона в соответствии с буквальным его смыслом, являясь по существу в этой части новыми нормативными актами.

Особые требования предъявляются и к толкованию международных договоров. Такое толкование должно осуществляться в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. При толковании международного договора наряду с его контекстом должна учитываться последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования. Российская Федерация, в частности, является участником Конвенции о защите прав человека и основных свобод и признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов с момента вступления их в силу для Российской Федерации. Отсюда применение судами РФ положений данной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского суда.

В случае возникновения затруднений при толковании общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров Российской Федерации судам рекомендовано использовать акты и решения международных организаций, в том числе органов ООН и ее специализированных учреждений, а также обращаться в Правовой департамент Министерства иностранных дел РФ и в Министерство юстиции РФ.

Нарушение норм материального права является существенным и, как правило, всегда влечет отмену или изменение решения.

Незаконным также является решение, вынесенное с нарушением норм процессуального права. Нарушение норм процессуального права (несоблюдение процессуальной формы) ставит под сомнение правосудность вынесенного решения. Неправосудность решения равнозначна несостоявшемуся процессу и должна влечь за собой повторное рассмотрение того же дела, как правило, уже иным составом суда. Однако не всякое нарушение процессуальных норм должно влечь за собой такой вывод. Все процессуальные нарушения можно разбить на две группы. В первую группу входят такие нарушения, которые во всех случаях приводят к отмене решения. Их принято называть безусловными основаниями к отмене решения суда. Решение подлежит отмене в следующих случаях:

  1. дело рассмотрено судом в незаконном составе;
  2. дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц. участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания;
  3. при рассмотрении дела были нарушены правила о языке, на котором ведется судебное производство;
  4. суд разрешил вопрос о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле;
  5. решение суда не подписано судьей или кем-либо из судей либо решение суда подписано не тем судьей или не теми судьями, которые указаны в решении суда;
  6. решение суда принято не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего дело;
  7. в деле отсутствует протокол судебного заседания;
  8. при принятии решения суда были нарушены правила о тайне совещания судей.

Ко второй группе нарушений норм процессуального права можно отнести такие, которые не всегда влекут отмену судебного решения. Их именуют условными основаниями к отмене решения. Несмотря на то большое значение, которое имеют правила судопроизводства для выполнения задач, стоящих перед правосудием, не всякое процессуальное нарушение влечет отмену судебного решения, а только то, которое привело или могло привести к вынесению неправильного решения (ч. 1 ст. 364 ГПК).

Любое процессуальное нарушение в зависимости от конкретной ситуации может повлиять на правильность вынесенного решения. Несоблюдение сроков рассмотрения гражданских дел (ст. 154 ГПК) может, например, привести к тому, что кто-либо из участников процесса не сможет лично участвовать в деле и дать свои объяснения; за это время могут возникнуть сложности использования имеющихся по делу доказательств и т.п.

Вопрос о том, привело ли или могло ли привести процессуальное нарушение к неправильному разрешению дела, а следовательно. к отмене решения, в каждом конкретном случае решается судебной коллегией при рассмотрении кассационной жалобы. В законе говорится, что не может быть отменено правильное по существу решение суда по одним лишь формальным соображениям (ч. 2 ст. 362 ГПК). Незначительные процессуальные нарушения, если они не оказали и не могли оказать влияние на конечные выводы суда, не могут служить основанием к отмене решения. На такие нарушения кассационная инстанция, не отменяя решения, должна отреагировать в кассационном определении.

Так. нарушения процессуальных правил о сроках подготовки гражданских дел к судебному разбирательству, об обеспечении иска, порядка выступления лиц, участвующих в деле, в прениях могут и не привести к отмене решения, если они не повлияли на окончательный вывод суда о правах и обязанностях сторон, заявителей. Не является основанием к отмене судебного решение такое нарушение процессуального закона, которое не повлекло и не могло повлечь вынесение незаконного и необоснованного решения. Например, суд первой инстанции необоснованно освобождает стороны от уплаты в бюджет государственной пошлины. Основанием для отмены решения такое нарушение служить не может.

Необходимо учитывать также то обстоятельство, что наличие в деле безусловного процессуального основания не освобождает вышестоящий суд от всесторонней проверки правильности решения. И в данном случае суд второй инстанции должен проверить дело в ревизионном порядке и. не ограничиваясь указанием на одно безусловное основание, отметить в определении все допущенные по делу нарушения.

  1. Виды нарушение норм права
  2. Последствия нарушения норм закона

Нормы материального права представляют собой совокупность правил, которые регулируют отношения между участниками гражданских отношений. Данные правила являются обязательными к исполнению всеми участникам отношений. Обязательность для исполнения основывается на нормах, устанавливающих наказание за это. Соответственно, государством создана система органов, которые обязаны следить за исполнением материальных требований закона и карать за их нарушения.

Нарушения норм материального права это действия или бездействия, не соответствующие указанным нормам. Действия могут выражаться в прямых действиях, нарушающих нормы закона или в уклонения от их исполнения. При этом нарушение норм материального права предусматривает наказание за такие действия или бездействие. В зависимости от тяжести нарушения, устанавливаются более или менее суровое наказание. Так, существенные нарушения норм материального и процессуального права могут повлечь привлечение даже к уголовной ответственности.